«Черный флаг в красном городе»: выставка в Хайфском городском музее

Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать…
Многие из нашей – русской – алии и не слышали никогда об этих событиях, произошедших в Хайфе в 1959 году. Старожилы города помнят эти события, но в официальных источниках о них стараются не упоминать, представляя нам историю Израиля в приглаженном и отлакированном виде.
Сейчас в Хайфском городском музее открыта выставка под названием «Черный флаг в красном городе», посвященная событиям 1959 года, а именно – бунту репатриантов-«марокканцев», проживавших в квартале Вади Салиб.
Следует заметить, что Хайфский городской музей не является нейтральным учреждением культуры, стоящим над политикой. Часто его выставки тенденциозны; в них просматривается прокоммунистическая и проарабская направленность(что, собственно говоря, одно и тоже, поскольку Коммунистическая партия Израиля «Хадаш», не слишком многочисленная, традиционно представляет часть светских арабских жителей, и крайне малое число коммунистов-евреев) . Поэтому эпитеты «красный город», «красная Хайфа», излюбленные нашими немногочисленными коммунистами, мне представляются необоснованными.
Но забудем о «красной» Хайфе. Выставка создана на основе документальных фотографий происшедших событий, сделанных Оскаром Таубером, израильским фоторепортером, в фотографиях которого отражена история страны, начиная с 1948 года и по 2000 год.

Фотожурналист Оскар Таубер. Фотография из выставочной экспозиции «Черный флаг в красном городе»

Предистория событий и краткая история района Вади Салиб такова.
Район Вади Салиб до основания государства Израиль был населен арабами-мусульманами. Здесь жила элита и арабское руководство севера страны.
Массовое бегство арабского населения города началось уже в октябре 1947 г., за месяц до принятия решения ООН от 29 ноября о создании на территории Палестины двух государств – еврейского и арабского, и до начала войны. Верхушка арабской общины, наиболее обеспеченная и информированная, осознала неизбежность столкновения и начала отправлять свои семьи в арабские страны. Деловые люди продавали свое имущество и переносили свои предприятия в Сирию, Египет и Ливан. За неделю до решения о разделе Палестины, 21 ноября, этот процесс принял массовый характер.
Бегство примерно трети городских арабов еще до реального начала войны побудило «Арабский совет Хайфы» обратиться к арабским государствам с просьбой предоставить беженцам из города убежище, пусть даже временное. В марте Арабский совет города уже призвал к организованной эвакуации женщин и детей. Когда отряды Аганы подошли к городу 21 апреля 1948 г., там оставалось лишь около половины прежнего арабского населения.
Командование Аганы, британское командование и мэр Хайфы Шабтай Леви пытались остановить бегство арабского населения Хайфы, гарантируя им безопасность, однако арабы-мусульмане – жители Вади Салиб не прислушались к этим предложением. Наоборот, «Арабский совет чрезвычайного положения», составленный из видных арабских лидеров, предостерег большую группу арабов из Вади Салиб, собиравшихся вернуться по домам, что евреи не жалеют никого, и арабские женщины и дети будут убиты. Кроме того, запуганных мусульманских жителей Хайфы предупредили, что если они вернутся по домам, «свои» их будут считать предателями, заслуживающими смерти.
Вследствие этого произошло массовое бегство: из 62000 арабских жителей Хайфы осталось не более 5000-6000. Одновременно город наводнили боевики из Сирии, Ирака и Ливана. В результате боев были разрушены многие здания. Вади Салиб опустел.

Исход арабского населения Вади Салиб. Фотография из выставочной экспозиции «Черный флаг в красном городе»

Вади Салиб опустел, часть зданий была разрушена… однако некоторые дома-дворцы в этом районе, даже и полуразрушенные, представляли собой большую ценность; но их хозяева не вернулись, и даже не продали свою собственность в этом районе. Почему? Это понятно и без долгих объяснений: Война за Независимость, Шестидневная война… беженцам, оказавшимся на территории арабских стран, воевавших с Израилем, было бы затруднительно вернуться в Хайфу; но, вероятнее всего, они хотели возвращения другим образом: вернуться вместе с триумфальным шествием победоносных арабских армий, уничтоживших Израиль, установивших арабское владычество на всей территории бывшей подмандатной Палестины… и при этом получить обратно не только свою собственность, но и немалый кусок собственности еврейской.
Не сложилось.
Вади Салиб оставался незаселенным, дома продолжали понемногу разрушаться. (Полуразрушенные дома-дворцы Вади Салиб)
14 мая 1948 года было провозглашено создание государства Израиль; к этому времени еврейское население подмандатной Палестины составляло около 650 тыс. человек; небольшое количество арабов-христиан и совсем уже малое – арабов-мусульман, оставшихся в еврейском государстве, значительно эту цифру не меняют. В первые три года после создания еврейского государства сюда прибыли 687624 репатриантов, то есть население удвоилось.
В 1955–57 гг. в Израиль прибыла новая волна репатриантов (около 160 тыс. человек). Среди новоприбывших было 60 тыс. евреев из Марокко, 15,5 тыс. — из Туниса, после Синайской кампании (1956 г.) в страну репатриировались 14,5 тыс. евреев Египта.

Фотография из выставочной экспозиции «Черный флаг в красном городе»

Всех этих людей нужно было где-то расселить и обеспечить работой. Одновременно. Были построены первые города развития, созданы несколько сельскохозяйственных кибуцев. Новоприбывших расселяли также и по «старым» городам Израиля – в Цфате, Афуле.
Тогда-то, очевидно, кому-то из руководства страны, или просто мелкому клерку, пришла в голову вполне здравая мысль: « А почему бы репатриантов из Марокко, Туниса, Египта не поселить в пустующем уже несколько лет хайфском районе Вади Салиб?!»
Действительно – а почему бы и нет? Вероятнее всего, у репатриантов из Северной Африки в странах исхода уровень жизни и благоустроенность жилья не были выше, чем то жилье, что им предложили в Вади Салиб. Сходная с североафриканской мусульманской архитектурой архитектура и планировка квартир, улиц и кварталов. Привычные условия жизни. Многие здания полуразрушены? Наверное, тот же чиновник подумал: захотят жить – отремонтируют сами: руки, наверное, у этих людей не из одного места растут?

Фотография из выставочной экспозиции «Черный флаг в красном городе»

Да, сейчас мы смотрим на эти дома с ужасом. Но не забудьте: это происходило в начале 50-х годов 20-го века. Может быть, кто-то вспомнит, как жили в это время наши родители, дедушки и бабушки в Советском Союзе? Коммунальные квартиры с одним туалетом и кухней на все население квартиры; деревянные бараки с туалетом во дворе, без канализации, с керосинкой в жилой комнате. И это было не в Хайфе: это было в Европе -в Москве, Подмосковье, Ленинграде. Таким был общий уровень жизни в то время.
Однако Вади Салиб не стал родным и милым домом для «марокканской алии». Может быть, действительно, «руки не из того места росли»? Репатрианты ощущали себя временными жителями в этом месте, не хотели обживаться в этом старом районе. Конечно, они ехали на родину далеких предков; уезжали из арабских стран, где отношение к ним все ухудшалось… но, как и все иммигранты, они надеялись обрести на новом месте жизнь лучшую, чем была старая. Обычное явление: они хотели ВСЕГО И СРАЗУ. Нет, они не требовали, чтобы их кормили. Им нужна была РАБОТА, желательно хорошо оплачиваемая. При этом большинство из них не имело никакого образования; даже в Израиле, придерживаясь традиций стран исхода, своих детей они отправляли на заработки после окончания начальной школы. Какие рабочие места они могли получить? Чернорабочих, грузчиков в порту; мелкорозничная торговля; сутенеры…

Фотография из выставочной экспозиции «Черный флаг в красном городе»

К этим несчастным людям добавилась та часть «марокканцев», которых направили обживать Негев , строить новые города развития. Тоже ведь кто-то в правительстве правильно рассудил: репатриантам из Северной Африки будет легче адаптироваться к климату израильской пустыни, чем репатриантам из Европы – Польши или даже Румынии. Но людям не хотелось прозябать в пустыне; вполне обоснованно они считали, что в большом городе и работу найти легче, и условия жизни должны быть лучше. Многие из направленных на жительство в Негев не оставались там, а потихоньку просачивались в Хайфу, в тот же Вади Салиб.

Фотография из выставочной экспозиции «Черный флаг в красном городе»

Напряжение в Вади Салиб росло, и дополнительно подогревалось оно обидой: слухами и собственными наблюдениями о том, что репатрианты-ашкеназы из Европы быстро получают хорошо оплачиваемую работу и квартиры в престижных районах. Люди приходили к убеждению, что израильское общество устроено несправедливо: ашкеназское правительство поддерживает «своих», а им – «марокканцам», сефардам – уготована участь граждан «второго сорта».
Обозленные люди приходили к выводу: они – дешевая рабочая сила, обреченная в Израиле на нищету, а Вади Салиб – гетто для людей второго сорта! А дальше начинается то, что нам очень хорошо знакомо по совсем недавним событиям: бунтам эфиопской общины в Израиле, бунтам в Америке под лозунгами «Черные жизни тоже важны». Сценарий тот же, объясняемый психологией массовых беспорядков: вполне реальные причины для недовольства какой-либо части общества; нарастающее напряжение; спусковой крючок конфликта – арест, ранение или убийство представителями власти человека, принадлежащего к этой части общества; взрыв – демонстрации, переходящие в бунты и погромы.
Имена могут быть разными: Соломон Тэка, Джордж Флойд… Тогда, 8 июля 1959 года в Вади Салиб, это имя — спусковой крючок конфликта – было «Акива Яаков Алькариф». Известная в районе личность: грузчик в порту – тяжелая, но хорошо оплачивая работа; скандалист, хулиган, любитель хорошо выпить и подраться. В этот вечер Алькариф с компанией друзей «гулял» в «Розалио» — лучшем кафе Вади Салиб. Началась пьяная драка, которую приехали разнимать полицейские. Вошедшие во вкус драки гуляки не подчинились полиции, начали сражаться и с полицейскими. После того, как предупредительный выстрел не охладил пыл разгорячившихся людей, следующим выстрелом был ранен Акива Яаков Алькариф. Он был отправлен в больницу; но в Вади Салиб уже распространились слухи: «Полиция убила нашего!»
Драка прекратилась; возбужденные жители Вади Салиб начали собираться около кафе. Власти предложили делегации жителей района посетить раненного в больнице Ротшильд и убедиться, что он жив, но это не успокоило страсти.
Быстро нашелся вдохновитель и глава восстания — бывший полицейский Давид Бен-Харуш. Начиналось, конечно, с демонстрации, где присутствовали плакаты: «Нашего убили», «Долой дискриминацию!», «Хлеб и работа!», «Король Марокко, возьми меня обратно!». Как видно на фотографиях, там были израильские флаги; а кроме израильских – черные.

Фотография из выставочной экспозиции «Черный флаг в красном городе»

Почему флаги были черными? Может быть, участники тех событий знали, но ни на выставке, ни в интернете объяснения нет. Символика черного флага сложна, его применяли разные люди в разных ситуациях: пираты; восставшие крестьяне средневековой Европы; некоторые части армии конфедератов во время Гражданской войны(этот флаг означал, что они будут сражаться, не моля, но и не давая пощады); это флаг анархистов. Черный флаг — это знамя ислама; использовалось Мухаммедом, аббасидскими халифами, это – знамя исламских и джихадистских движений в наше время. А также — чёрный флаг является символом ультраортодоксальной иудейской антисионистской группы Нетурей карта. Он вывешивается в знак траура по созданию государства Израиль, чаще всего — на День независимости Израиля.
9 июля 1959 года в Вади Салиб начались выступления и протесты под черными флагами; они очень быстро переросли в бунты и погромы. Были разгромлены здание правящей в то время партии МАПАЙ; филиалы Еврейского Агенства; отделения Гистадрута; банки; дома более состоятельных евреев-ашкеназов в престижном районе того времени – Адаре; поджигались автомобили; взламывались и грабились магазины; толпа осаждала полицейский участок. За несколько дней бунты охватили всю территорию страны до Беер-Шевы.
Восстание было подавлено силами армии и полиции.
Израиль выстоял.
По официальным данным, было ранено 13 полицейских и 2 мятежника; арестовано 34 человека. По неофициальным данным, при подавлении восстания были убитые и сотни раненых.

Фотография из выставочной экспозиции «Черный флаг в красном городе»
Фотография из выставочной экспозиции «Черный флаг в красном городе»

Глава восставших Давид Бен-Харуш после подавления беспорядков в Вади Салиб организовал «Объединение выходцев из Северной Африки», которое приняло участие в выборах в Кнессет в ноябре 1959 года . Однако это объединение на выборах получило всего 8200 голосов, хотя доля репатриантов из стран Северной Африки и стран Востока в населении Израиля составляла тогда почти 50%. Для того, чтобы пройти электоральный барьер списку не хватило 1200 голосов. Давид Бен-Харуш за незаконное хранение оружия и попытку помешать действиям полиции был осужден на 2 года лишения свободы; помилован президентом через полгода; затем он переехал в Кирьят Хаим, где тихо и мирно прожил еще 40 лет, и умер в глубокой старости.
Вскоре на южной окраине Хайфы были построены скромные, но новые многоэтажные дома, куда с радостью переселились сефардские жители Вади Салиб. Может быть, строительство их было срочно развернуто из-за событий в Вади Салиб; но, может быть, это просто совпадение: во всем мире в эти годы шло интенсивное строительство домов нового типа – «крупнопанельных», которые, благодаря типовому проекту и готовым унифицированным деталям, можно было построить за очень короткое время. Не случайно, наверное, что в это самое время и в Советском Союзе началось крупнопанельное домостроение, и в эти же годы в Советском Союзе радостные новоселы переселялись из коммуналок в новые квартиры.
В эти же годы в Израиле были созданы особые образовательные программы, назначением которых было стимулировать образование детей сефардских евреев – выходцев из Северной Африки, Ирака, Йемена и др. Правительство считало, что главное в интеграции этих общин в израильское общество – повысить их культурный и образовательный уровень.
Ну, а пока дети учились, для «марокканцев» искуственно было создано определенное количество рабочих мест, в том числе и для не имеющих специальности. Так что традиция искуственного создания рабочих мест, должностей, министерств только для успокоения какой-либо части общества или партии – это давняя традиция…

На этом можно было бы закончить рассказ о выставке «Черный флаг в красном городе», но я хочу рассказать и о необычном буклете, который должен был бы что-то пояснять посетителям выставки.

Лицевая сторона: текст(название выставки) на трех языках – иврит, арабский и английский. Разворот: карта Вади Салиб; расшифровка условных обозначений на трех языках – иврит, арабский и английский. Обратная сторона буклета — сюрприз: длинный текст на две колонки – только на арабском языке. Я подумала, что есть другие буклеты, с текстом на иврите или на английском, и взяла еще один буклет – там тоже текст был на арабском языке.


Это странное обстоятельство заставило меня, при полном незнании арабского языка, внимательно исследовать текст – хотелось все-таки знать, о чем пишут в буклете арабские коммунисты, и о чем, по-видимому, нам, остальным, знать не обязательно.
В этом тексте выявились понятные нам арабские цифры:
1947 год – в этом году ООН было принято решение о создании на территории подмандатной Палестины двух государств;
1948 год – создание государства Израиль;
8 июля 1959 года – «марокканский бунт» в Вади Салиб.
Все эти даты имеют отношение к теме выставки, и понятно наличие их в тексте.
Но далее в тесте упоминается 1968 год и 87%. Событие, происшедшее в этом году — Шестидневная война; согласно статистике, 87% процентов арабского населения, покинувших территории, перешедшие под израильский контроль, не вернулось туда после войны. Но какое это имеет отношение к марокканскому бунту 1959 года в Вади Салиб? Что означают эти две цифры в буклете, неизвестно.
Последняя дата в тексте – 2014 год. Это дата операции «Нерушимая скала» в секторе Газа, предпринятой после многократных обстрелов территории Израиля и похищения трех израильских подростков. К событиям 1959 года в Вади Салиб операция «Нерушимая скала» отношения тоже не имеет. Других значимых событий в этом году я не знаю.
Выставка будет открыта до 11 октября 2020 года. Возможно, кому-то из посетителей удастся разыскать там буклет не на арабском языке, а на иврите или английском?

Источники:
1.Материалы выставки «Черный флаг в красном городе» Хайфского городского музея
2.«Накба – ложь. Брошюра в защиту правды» Эрез Тадмор, Эрэль Сегаль 
3. «Накба: правда и вымысел»
4.«Государство Израиль. Алия» Электронная еврейская энциклопедия
5. «Психология массовых беспорядков»
6.«Черные пантеры(Израиль)»

«Черный флаг в красном городе»: выставка в Хайфском городском музее: 2 комментария

  • 29.07.2020 в 20:50
    Permalink

    Гугл-переводчик дает какую-то галиматью, но «В 2014 году он представил и поощрил приход молодых семей», никакой вам Нерушимой скалы, при чем она вообще…

    Ответ
    • 02.08.2020 в 11:13
      Permalink

      Я рада, что Вы смогли перевести хотя бы малый отрывок с арабского. Тогда, как я могу предположить, там идет речь о поощрении заселения в Вади Салиб молодых семей.Жаль, что в буклете нет параллельного текста на иврите.

      Ответ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *