Ева и Лилит — два женских типа

В одно прекрасное утро, на исходе первого месяца со дня Творения, в новеньком, сверкающем красками первой весенней зелени и ярких полевых цветов Раю, Адам сказал, обращаясь к своей подруге Лилит — Первой Женщине, сотворенной Б-гом вместе с ним из красной глины, и показывая ей цветок:
— Посмотри, милая, какой красивый колокольчик!
— Но это же не колокольчик, дорогой! – ответила Лилит. – Всего лишь несколько дней назад ты дал этому цветку другое имя – «ромашка».
— А сейчас я говорю, что это колокольчик! Ты должна соглашаться со мной: я – Мужчина, а ты – всего лишь Женщина!
— Но как я могу соглашаться? Я же вижу, что это – ромашка!
На этом закончилось пребывание Лилит, первой Женщины, в Раю. Она не выдержала тест на покорность Мужчине, была лишена звания Первой Женщины и объявлена демоницей;  возмущенная, Лилит покинула Первого Мужчину и даже Рай со всеми его прелестями.

 

— Посмотри, милая, какой красивый колокольчик! – сказал Адам, протягивая цветок Еве – Первой Женщине, сотворенной из его ребра.
— Да, дорогой, он просто замечательный! – ответила Ева и подумала: «Вроде бы этот цветок назывался как-то иначе… но какая разница? Он сказал, что это – колокольчик; значит — это действительно так.»
Довольные друг другом, Адам и Ева остались в Райском Саду; затем они стали прародителями человечества.

Казалось бы, дочери Евы должны поступать подобно своей праматери, всегда соглашаясь с мнением мужчины. И откуда бы взяться иному? Но, должно быть, дьявол-искуситель, первопричина всех человеческих бед и несчастий, постарался и здесь: собрал семена самостоятельности и непокорства, витавшие вокруг Лилит, и заставил ветры разносить их по всей земле. Дочери Евы вдыхают нечаянно этот дух непокорства, и некоторые из них становятся независимыми и самостоятельными… Как Лилит.


Известно, что «сказка – ложь, да в ней – намек»… Еще в древности было известно о существовании двух типов женщин: женщина-Ева – скромная, хозяйственная, хорошая мать; женщина,  которая не подвергнет сомнению слово мужа, пойдет вслед за ним, не задумываясь и не рассуждая, потому что нет у нее такой способности – самостоятельно думать и рассуждать… или же просто нет желания. Другой тип женщины – женщина-Лилит – самостоятельная, решительная, способная думать и действовать самостоятельно; у таких женщин дом и хозяйство – не главный интерес в жизни; замуж они выходят обычно поздно, если вообще выходят. Неудобный это тип женщины – Женщина-Лилит, не каждому мужчине она «по плечу»; не каждого и она признает равным себе.
История пишется мужчинами; естественно, что Первая Женщина, посмевшая претендовать на равенство с Первым Мужчиной, почти нигде не упоминается; а если и говорится о ней в каких-то источниках, то Лилит представлена там чудовищем:

Лилит — жена Князя Тьмы; Лилит — ночной демон, обольщающий мужчин и похищающий у них души, а вместе с душой – и жизнь;  Лилит — похитительница младенцев, которой боятся матери и пытаются защитить их какими-либо амулетами, поскольку легенды рассказывают  о крайней жестокости Лилит, «погружающей матерей в смертный сон, сосущей кровь младенцев, высасывающей их костный мозг, пожирающей их тело». Как выглядит Лилит? Она ужасна:

«О, Мать Лилит, Мать Демонов,
Царица Тьмы и нечистых чар,
Лица Твои — Ночь и Ужас,
Сердце Твое — средоточие Зла.»

Имя и образ Лилит сохранились в преданиях и апокрифах; в канонической Библии вообще упоминания о Лилит не осталось. Библия упоминает только Первую Женщину – Еву, сотворенную из ребра Адама.

Многие века единственным возможным женским типом признавалась женщина-Ева: послушна и покорна, скромна и хозяйственна. Каждая женщина должна была соответствовать этому идеалу: не мыслить жизни вне замужества; выйдя наконец, замуж, подчиняться мужу беспрекословно, даже если он – круглый дурак и  невежда; при этом свято верить, что муж – всегда прав и  в любом случае умнее ее, женщины.
Но второй тип женщины, Женщина-Лилит, не исчез, и, после многих лет замалчивания, снова упоминается он не где-нибудь, а в Новом Завете. Однако в Новом Завете женщина типа Лилит уже называется другим именем.
В евангелии от Луки (Лк. 10:38—42) говорится, что Иисус Христос, проповедуя, остановился в доме двух сестер: «Женщина, именем Марфа, приняла Его в дом свой; у неё была сестра, именем Мария, которая села у ног Иисуса и слушала слово Его.
Марфа же заботилась о большом угощении и, подойдя, сказала: Господи! или Тебе нужды нет, что сестра моя одну меня оставила служить? скажи ей, чтобы помогла мне.
Иисус же сказал ей в ответ: Марфа! Марфа! ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно; Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у неё.»

Сын Божий ли он был, или просто основатель новой религии, но Иисус не отправил Марию на кухню; он признал за женщиной право вместе с мужчинами внимать его проповеди, если она того желает; право внимать, понимать и думать, наконец!
Сын Божий признал наличие у женщины ума и свободной воли, но его последователи, сыны человеческие, лишь в 431 году от Рождества Христова, на 3-ем Вселенском Соборе  Христианской Церкви с перевесом в 1(один!) голос признали наличие у женщины божественной души; это означало, что они признали, наконец, что женщина… является человеком, а не животным.
Признав у женщины наличие души, сыны Адама не признали за женщиной права распоряжаться этой душой, как и телом: женщина по-прежнему считалась не способной думать и распоряжаться собственной судьбой самостоятельно. Более того: в Средневековье в Европе, а позднее и в Новой Англии, женщина, живущая самостоятельно, без помощи и поддержки мужчины – мужа, сына, брата – могла быть обвинена в колдовстве, осуждена и казнена как ведьма. Некоторая логика все же здесь присутствует: женщина-Ева не могла жить самостоятельно, это могла быть только женщина-Лилит; ну, а Лилит, как известно, демоница, то есть та же ведьма.

Однако время идет, все меняется, несколько изменились и представления о Лилит. Сейчас ее также представляют как женщину-демона, ведьму… но несколько по-иному. Она – Первая Женщина, в ней воплотилась вся невероятная, беспощадная женская красота, против которой устоять невозможно; вся женственность всех будущих женщин мира; весь ум, энергия и достоинство, выделенные на всю женскую половину человечества; вся доброта… нет, вот это уже – неправильно. Доброта, мягкость, нежность – это Ева; Лилит – бесстрастна и холодна. Каждому – свое.

Вроде бы и все о женской гордости и чувстве собственного достоинства; но очень многих, конечно, интересует вопрос: в чем была суть конфликта между Адамом и Лилит? О чем был спор; что не поделили Первые Мужчина и Женщина; из-за чего принялись выяснять, равны ли они, или Женщина должна подчиняться Мужчине? Из-за цветочков? Может быть… хотя должна честно признаться: про цветочки я сочинила. Это не Лилит, это меня когда-то пытались учить на цветочках, как нужно подчиняться мужчине и соглашаться с его мнением. Так и не научили… Твердо знаю, что ромашка – есть ромашка, а колокольчик – это колокольчик, что бы ни утверждал мужчина, твердо уверенный в превосходстве своего интеллекта по сравнению с хилым умишком женщины.
Ну, а если не о цветочках? Кто знает это сейчас? Кое-кто знает, вернее, делает вид, что знает. По утверждению очень многих источников интернета, Лилит, якобы, настаивала на том, что она должна занимать верхнюю позицию во время секса.  И только?! Весь бунт, вся борьба за равенство вплоть до отказа от Рая?! Такое могла придумать только фантазия людей, все мыслительные процессы которых сводятся исключительно к сексуально-извращенным темам.
А если хотя бы немного припомнить Библию, персонажем которой является Адам, и откуда начисто вычеркнута Лилит, то там очень четко и определенно указано, что Адам был безгрешен до Грехопадения, которое произошло после того, как Змей уговорил Еву попробовать яблоко с Древа Познания Добра и Зла, Ева уговорила съесть яблочко и Адама, после чего Адам «познал» Еву, что и названо в Библии Грехопадением. Лилит, созданная одновременно с Адамом, была ему не женой, а всего лишь подругой, что соответствовало Божественному Замыслу, и о сексе там и речи не могло быть…

Следует сказать – может быть, к огорчению многих феминисток: природа не любит крайностей. Нет чисто черного и чисто белого; нет абсолютного Добра и абсолютного Зла; точно также не так много в мире существует женщин, которые представляли бы собой в чистом виде тип женщины-Евы и тип женщины-Лилит. Большинство женщин, в зависимости от обстоятельств, или в разные периоды своей жизни, могут играть роль любящей Евы, хозяйки домашнего очага, или роль умной  независимой  Лилит, прекрасной и холодной. И нельзя сказать, какая из ролей лучше: у Евы – полно дел и забот, и не хватает свободного времени для себя: ну, скажем, на маникюр, на аккуратный хороший макияж, на шопинг, фитнес, на чтение, на изучение иностранного языка… каждая женщина этот список может дополнить. Все это компенсируется счастьем и теплом домашнего очага, близостью любимого человека и улыбками детей. В общем, человеческом плане – на Еве держится Мир: не было бы человеческой цивилизации, если бы Евы не рожали и не воспитывали детей, которые, вырастая, создают и совершенствуют этот мир.

«Двигая камни, врубаясь в лес, чтоб сделать путь прямей и ровней,
Ты видишь кровь — это значит: здесь прошел один из ее Детей.
Он не принял мук ради Веры святой, не строил лестницу в небеса,
Он просто исполнил свей долг простой, в общее дело свой вклад внеся.»

Р. Киплинг

Роль женщины-Лилит, казалось бы,  прекрасна: она умна и образована, она всегда красива и ухожена, свободна и независима, она – само совершенство; все женщины, самостоятельно добившиеся успеха в жизни – это женщины-Лилит. Но… Лилит – всегда одинока; она добивается все большего, она становится все умнее, все красивее… и вместе с этим растет круг одиночества вокруг нее, пока не заполняет собой весь мир; все уменьшается число людей, которые достойны, которые могут быть допущены в этот круг. Лилит бесплодна, она не рожает детей для участия в жизни:  Лилит участвует в жизни сама наравне с мужчинами и сама совершенствует этот Мир.  Участь Лилит – недоступные высоты, на которых царят холод и одиночество… Стоит ли стремиться к этой участи?

«Ты не знаешь сказанья о деве Лилит,
С кем был счастлив в раю первозданном Адам,
Но ты все ж из немногих, чье сердце болит
По душе окрыленной и вольным садам.

Ты об Еве слыхала, конечно, не раз,
О праматери Еве, хранящей очаг,
Но с какой-то тревогой… И этот рассказ
Для тебя был смешное безумье и мрак.

У Лилит — недоступных созвездий венец,
В ее странах алмазные солнца цветут:
А у Евы — и дети, и стадо овец,
В огороде картофель, и в доме уют.

Ты еще не узнала себя самоё.
Ева — ты иль Лилит? О, когда он придет,
Тот, кто робкое, жадное сердце твое
Без дорог унесет в зачарованный грот.

Он умеет блуждать под уступами гор
И умеет спускаться на дно пропастей,
Не цветок — его сердце, оно — метеор,
И в душе его звездно от дум и страстей.

Если надо, он царство тебе покорит,
Если надо, пойдет с воровскою сумой,
Но всегда и повсюду — от Евы Лилит, —
Он тебя сохранит от тебя же самой.» 

Николай Гумилев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *