Феликс Тикотин и его Музей японского искусства в Хайфе

Музей Тикотин – гордость Хайфы: единственный музей восточного искусства на Ближнем Востоке.
Уголок Японии, чудесным образом оказавшийся на горе Кармель.
Благодаря этому горожане могут, не слишком удаляясь от дома, увидеть предметы самобытной японской культуры: старинные японские гравюры, изящные лаковые шкатулки, мелкую резную скульптуру(нэцкэ), самурайские мечи – катаны, кимоно, ширмы, веера…
Как же это случилось, и почему этот музей оказался именно в Хайфе?
60 лет назад человек по имени Феликс Тикотин сделал щедрый дар нашему городу: он подарил Хайфе свою коллекцию произведений японского искусства. Для размещения этой коллекции городской совет в 1958 г. предоставил участок, на котором находился дом погибшего в 1943 году генерала Фредерика Киша. Этот дом был перестроен согласно проекту Тикотина, который основал ассоциации друзей музея в Нидерландах, Швейцарии, Бельгии, Франции, Англии и даже Японии, и собрал средства для строительства музея.
В 1960-м году музей Феликса Тикотина в Хайфе открыл свои двери для посетителей.
Сейчас, по происшествии 60-ти лет, большинство горожан уверено, что название музея – «Тикотин» – это какое-то японское слово, однако это – фамилия основателя музея, причем фамилия эта – не японская. Тикоцын – это название польского городка Тыкоцин(pol. Tykocin, yid. טיקטין), откуда предки Феликса в начале 19 века перебрались в Германию.

Тыкоцин сегодня. Источник

Феликс Тикотин родился в 1893 году в немецком городе Глогау. Кем был отец Феликса – источники упорно умалчивают; известно только, что звали его Юлиусом, и дела его шли неплохо, поскольку в 1902 году семья переехала в культурную столицу Германии Дрезден. Феликс обучался в гимназии, а затем, по настоянию родителей, получил образование архитектора в Мюнхене. Еще в старших классах школы Феликс Тикотин начал коллекционировать произведения искусства. Впервые он заинтересовался японским искусством в 1911 году в Дрездене на Международной выставке гигиены. Он рассказывал об этом так: «Японский павильон был моделью японского полевого госпиталя, который использовался во время русско-японской войны. Мне он, конечно, был очень интересен своим архитектурным стилем. Внутри павильона были японские гравюры на дереве, изображающие сцены войны такими художниками, как Гекко. В конце выставки эти гравюры, в основном триптихи, были проданы примерно по 0,10 марки за штуку, и я купил столько, сколько мог себе позволить».
Перед Первой мировой войной он посетил Париж, где он увидел несколько известных коллекций японского искусства, и с тех пор японское искусство стало его страстью.
Во время войны Феликс Тикотин был мобилизован в германскую императорскую армию. На каких фронтах он воевал – неизвестно; возможно, что и вообще не воевал; чаще всего упоминается о его деятельности в армии в качестве «чиновника»; однако в некоторых источниках(3) указывается, что он был офицером кавалерии на Западном фронте. Во всяком случае, ему удалось уцелеть в военной мясорубке.

Феликс Тикотин Источник

Предыдущая часть биографии Тикотина – это типичная биография еврейского мальчика из хорошо обеспеченной семьи, жизнь, обучение и благополучие которого обеспечивают родители. Однако дальше биография Феликса Тикотина становится интереснее. В 1923 году умер его отец, и Феликс получил в свое распоряжение какие-то средства. Что делает большинство людей в такой ситуации? Женитьба; покупка хорошего собственного жилья; продолжение отцовского бизнеса… можно, наконец, все пропить-прогулять, спустить в карты и «на девочек»… А Феликс Тикотин вдвоем с другом отправился в Японию. Поскольку авиарейсов Европа – Япония тогда не было, весь путь или, по меньшей мере, часть его, проходила по Транссибирской магистрали, а магистраль эта шла через Советскую Россию, разрушенную войнами, бандитизмом, голодом. Часть пути проходила через Китай, охваченный гражданской войной. Путешествие на Транссибирском экспрессе не было тогда приятным развлечением. Скорей всего, это выглядело так:

Поезда того времени брали штурмом Источник

Такое путешествие было опасным мероприятием…
Рискованное мероприятие завершилось успешно: Тикотин вернулся домой с большим количеством предметов японского искусства. Что-то было продано, что-то осталось для собственной коллекции. С этого времени Феликс Тикотин стал известен как серьезный коллекционер и торговец предметами искусства. Еще два-три раза он предпринимал далекое путешествие в Японию; он участвовал в художественных аукционах, закупая целые коллекции японских редкостей.

Феликс Тикотин(посредине). Берлин, 1927г. Источник

Он не был самым крупным арт-дилером Германии того времени, но был единственным, кто занимался только японским искусством. В апреле 1927 года Феликс Тикотин открыл собственную галерею на одной из главных улиц Берлина.

 

Галерея Феликса Тикотина в Берлине. Источник

Это было хорошее время между двумя войнами; но, как мы знаем, это время очень скоро закончилось с приходом к власти Гитлера.
И здесь снова – очень интересный момент в биографии Феликса Тикотина. В начале 1933 года он получил от директора Берлинского муниципального музея предложение отправить в Данию для участия в выставке принадлежащую ему(Тикотину) коллекцию японского искусства. Почти вся коллекция была отправлена в Копенгаген, экспонировалась на выставке, затем была упакована друзьями Тикотина для отправки… но не в Берлин, а в Голландию. Сам Феликс Тикотин приехал в Копенгаген для того, чтобы проследить за упаковкой коллекции… в последнюю ночь перед поджогом Рейхстага. На следующий день после пожара в Рейхстаге был опубликован чрезвычайный указ рейхспрезидента «О защите народа и государства», отменявший свободу личности, собраний, союзов, слова, печати и ограничивавший тайну переписки и неприкосновенность частной собственности, была запрещена Коммунистическая партия Германии… и для Германии настали темные времена фашизма. Феликс Тикотин, естественно, в Берлин уже не вернулся. Часть коллекции, еще остававшаяся в Берлине, была отправлена ему друзьями с сопроводительными документами, где было указано, что это – «не представляющие ценности образцы». И здесь можно поразмышлять о психологии коллекционеров и любителей всяческих древностей, в том числе и японских. Что важнее для коллекционера: патриотические чувства и верность государству, партийный долг или любовь к искусству, объединяющая коллекционеров независимо от национальности и партийной принадлежности. Дело в том, что директор Берлинского муниципального музея, который помог Феликсу Тикотину так вовремя вывезти его японскую коллекцию из Германии, был видным членом нацистской партии Германии. Или, может быть, Тикотин просто хорошо заплатил ему за информацию и помощь. Как известно, все на свете продается…


После этого Феликс Тикотин вместе со своими коллекциями перебрался в Голландию, в это время еще свободную от фашистов. Очевидно, там он все же меньше занимался коллекциями, поскольку у него, наконец, нашлось время жениться и даже произвести на свет двоих дочерей перед самой Второй мировой войной. Но в эти годы он все-таки успел съездить и в Японию – уже вместе с женой.
В 1940-м году армия гитлеровской Германии оккупировала Нидерланды. Феликс Тикотин, еврей, принадлежавший к национальности, объявленной расово неполноценной и подлежащей уничтожению, был вынужден скрываться. Голландское подполье прятало его и членов его семьи до самого конца войны. Его дочь рассказывала: «Мне тогда было два года, и я очень мало помню… Мы жили в Нидерландах под вымышленным именем. Мы с сестрой прятались с фермерами(очевидно, у фермеров – примеч. Пани Зося) и 12 раз обменивались адресами. Моя мать была блондинкой и не идентифицировалась как еврейка. Она работала под землей и приходила к нам в гости. Мы не знали, что это была она. Папа прятался в чулане в подвале и не выходил из дома три года».
Нидерланды – вторая страна после Польши по числу Праведников народов мира – неевреев, спасавших евреев, рискуя собственной жизнью, во время Второй мировой войны. В феврале 1941 года в Нидерландах состоялась всеобщая забастовка рабочих и служащих (от портовиков и водителей трамваев до учителей, работников банков и продавцов), которая считается не только первым публичным протестом против нацистов в оккупированной Европе, но и беспрецедентным случаем сопротивления — единственным массовым протестом против депортации евреев, организованным неевреями во время Второй мировой войны.

Скульптура «Докер», установленная в память о всеобщей забастовке 1941г. около амстердамской синагоги.

После Второй мировой войны из 140 тысяч нидерландских евреев выжило лишь 27 тысяч. Феликс Тикотин и его семья оказались среди выживших. Коллекция его, долго сохранявшаяся, к концу войны все-таки была украдена.
После войны Феликс Тикотин снова занялся любимым делом – торговлей предметами японского искусства и созданием новой коллекции. Тикотин снова стал известной личностью среди искусствоведов и коллекционеров, его приглашали устраивать выставки по всей Европе и США.
Но все-таки наш Феликс Тикотин был везунчик! В 1950 году голландская полиция задержала людей, которые пытались нелегально вывезти за границу большую партию предметов искусства. Эти вещи, даже на непрофессиональный полицейский взгляд, имели явно японское происхождение. Феликс Тикотин был приглашен в качестве эксперта, чтобы определить подлинность и ценность японских редкостей. Оказалось, что это была его утраченная в годы войны коллекция, которую ему и вернули. В некоторых источниках(3) высказываются  сомнения, что все обстояло именно так, но два факта непреложны: кто-то пытался тайно вывезти коллекцию за пределы Голландии ; полиция вернула коллекцию Тикотину.
Когда дочери его выросли, Тикотин попытался передать им свою любовь к японскому искусству, чтобы они продолжили его дело. Однако, вместо любви, дочери чувствовали к занятию отца неприязнь. Его дочь выразилась фигурально, что японское искусство было «третьим ребенком» Феликса Тикотина; этого «ребенка» он любил больше своих дочерей, которые завидовали этому «ребенку» и ненавидели его.

Какой чудесный тигр!

Его дочери выбрали свой путь. Одна из них, Илана, впоследствии Илана Тикотин-Друкер, приехала в Израиль в рамках молодежного движения «Хабоним», вышла здесь замуж и осталась жить навсегда в Израиле. В 1956-м году Феликс Тикотин приехал навестить дочь. Здесь Тикотин решил, что Израиль – это лучшее место для его коллекции. Среди прочих городов он посетил Хайфу, встретился с Аббой Хуши, мэром Хайфы в то время; он выразил готовность пожертвовать свою японскую коллекцию муниципалитету Хайфы и построить в городе специальный музей, который будет полностью посвящен ее показу.
Феликс Тикотин вложил в этот музей свои японские коллекции, свою любовь к японскому искусству, свое уважение к молодому еврейскому государству, и, конечно, немалые средства – как его личные, так и привлеченных им спонсоров из Нидерландов, Швейцарии, Бельгии, Франции, Англии и Японии. В 1960 году этот музей открылся: выставочное здание было оформлено в японском духе: широкий зал, окруженный садом, с раздвижными дверями, выложенными рисовой бумагой.


Феликс Тикотин в Израиле не остался. Утверждают, что он просто не мог продолжать свой бизнес и свою коллекционерскую деятельность в условиях социалистического Израиля 1960-х годов; а может быть, он, родившийся и проживший всю жизнь в Европе, так и не смог принять Израиль как свою новую родину. Он приезжал в Израиль; навещал дочь и основанный им музей, в который он передал свои коллекции.
И, как это ни прискорбно, стоит упомянуть о очень неприглядной странице в истории музея Тикотин: с 1979 года и до самой смерти в 1986 году основателя музея – Феликса Тикотина, ему был запрещен вход в музей. Его дочь – Илана Друкер-Тикотин – в интервью газете Га-Арец в 2010 году объяснила эту ситуацию так: «Папа, к сожалению, умер. С 1979 года до самой смерти ему не разрешали входить в музей из-за спора с администрацией по поводу исчезновения предметов из коллекции. Он был ужасно зол на них и убедил жертвователей, которые обещали передать свои частные коллекции в музей, не делать этого.» Очевидно, Феликс Тикотин не передал в хайфский музей японского искусства, основанный им, и те коллекции, которые еще оставались в его собственности к моменту его смерти, потому что какая-то часть его коллекций находится сейчас в Нидерландах, а другая – в Британском музее.
Только в 1995 году, в бытность Амрама Мицны мэром Хайфы, городская администрация постаралась исправить некрасивую ситуацию с отлучением от музея его основателя. Однако Феликс Тикотин уже умер в Швейцарии в 1986 году, поэтому его дочь – Илана Друкер-Тикотин -была назначена главой попечительского совета Музея японского искусства Феликса Тикотина в Хайфе. Как мы помним, дочери Тикотина не интересовались его коллекционерской деятельностью и японским искусством; к тому же на данный момент(сегодня) Илане Тикотин-Друкнер, очевидно, уже больше 80-ти лет. Едва ли эта почтенная дама будет выяснять, что пропало из коллекций ее отца, и куда оно пропало…. поэтому назначение ее на почетную должность попечителя музея абсолютно безопасно.
В 1982 году японский меценат Рёити Сасакава пожертвовал сумму в полтора миллиона долларов на строительство нового большого крыла музея. Проект был разработан японским архитектором Дзюндзо Ёсимурой совместно с Аль Мансфельдом, архитектором из Хайфы. Новое здание было открыто в 1995 году, и с тех музей приобрел тот вид, в котором мы видим его сейчас.
Красивое и современного дизайна здание музея украшает наш город, но выставочные площади не слишком велики; поэтом , когда в музее открывается очередная временная выставка, только в одном из трех небольших залов музей демонстрирует кое-что из своих запасников – коллекций, подаренных Тикотином. Эти временные выставки обычно очень интересны и зрелищны: только за последние годы мы видели Выставку японской уличной моды , Выставку японского косплея , Выставку японских боевых воздушных змеев  и еще много других. Но все-таки хочется иногда увидеть сокровища музея Тикотин: старинные японские гравюры, мелкую резную скульптуру(нэцкэ), самурайские мечи – катаны, кимоно, ширмы, веера… все, что в нашем сознании связано с прежней, традиционной Японией.


В 2020 году музей Феликса Тикотина отмечал 60-летие со дня основания. В честь этого события в музее открыта выставка, в рамках которой, наконец, на большей части музейной площади экспонируются сокровища коллекций дарителя и основателя музея – Феликса Тикотина. Это тоже не очень много, но все-таки там можно увидеть старинные японские гравюры, оружие, немного керамики, замечательные лаковые шкатулки…


Источники:
1. Музей японского искусства Тикотина. Википедия
2. О музее – жизнь Феликса Тикотина
3. Тикотин, Феликс チ コ チ ン , フ ェ リ ッ ク ス (1893-1996), арт-дилер, коллекционер произведений искусства, меценат
4. Торговля дальневосточным искусством в Берлине во время Веймарской республики (1918-1933)
5. Интервью с Иланой Друкер-Тикотин, газета Га-Арец, 2010г.