Великая борьба с пошлостью, диктатом моды и неумеренным потреблением в стенах Хайфского художественного музея

В здании Хайфского художественного музея прежде, как говорят, размещалась этнографическая экспозиция – и, как говорят осведомленные старожилы, это было даже интересно. Однако уже много лет этот музей стал заповедником «современного искусства».

Почему я пишу «современное искусство» в кавычках?

А потому, что словами «современное искусство» можно обозначить творчество современных нам художников; или современное для людей какой-то эпохи.

Но чаще словами «современное искусство» обозначают те картины, инсталляции, предметы искусства, которые широкой публике не нравятся, не понятны, и существование их оправдано только тяжелой жизнью художников, особенно израильских.

Судите сами: если ты хочешь быть истинным израильтянином, евреем на 100%, ты должен соблюдать религиозный запрет на изображение людей, животных, может быть и цветочков тоже: «Не сотвори себе кумира!» Именно поэтому площади наших городов очень часто украшают беспредметные металлические композиции, способные иногда даже испугать неподготовленного человека.

А кроме трудностей чисто иудейского характера жизнь творцов искусства осложняет общая проблема: все сюжеты использованы, все темы повторены многократно, и для того, чтобы создать что-то новое, необходимо или обладать экстраординарным талантом, или искать новых тем и сюжетов в наркотических грезах, или пытаться выдать за искусство то, что таковым не является.

Проблема эта не нова. Только сегодня я наткнулась на информацию о бельгийском  художнике 19-го века по имени Антуан-Жозеф Вирц.   Уже тогда, 200 лет назад, неплохого, в общем-то художника, мучила мысль о том, что он не дотягивает до уровня Великих, и, в частности – Рубенса и Микельанжело. Кроме совершенствования своего художественного уровня, Антуан-Жозеф  предпринимал меры поистине героические: писал грандиозные полотна чуть ли не километровой длины, погружался в гипнотический транс  рядом с эшафотом, для того чтобы отождествить себя с человеком, подвергаемым казни, и уловить его предсмертные мысли и видения.

Ничего не помогло. Антуан-Жозеф так и умер, не сумев переплюнуть Рубенса.

Но возвращаясь к нашему Художественному музею: сейчас там проходит выставка «Shop it!», посвященная модной теме осуждения «общества потребления», в котором мы все живем. Живем в этом обществе и по его правилам, потому что другого места для нас нет. Да, иногда очень хочется оказаться на заброшенном островке в Тихом океане,  наслаждаться тишиной и покоем, восходами и закатами – пока не укусит какая-нибудь сколопендра, и не понадобится срочный визит  в современную больницу. Или просто не взвоешь от скуки и отсутствия тонн информации, к которой привык.

Выставка посвящена осуждению нашего «общества потребления» и борьбе деятелей искусства с ним. Есть очень сложная, очень умная статья об этой выставке и этой борьбе.

Пошла я посмотреть, как они борются.

Мне однозначно, на все 100%, понравилось малохудожественное, но очень злободневное произведение под названием «Кладбище айфонов». В самом деле, давайте мы их все похороним?! Может быть, наконец,  увидим  друг друга в реале, подружимся и будем жить спокойно и счастливо?..

Все остальное понравилось не столь однозначно или вообще не понравилось. Чтобы нам ни говорили о том, что современное искусство нужно «понимать», «чувствовать» и «видеть»,  кураторы выставки «понимают» и «чувствуют» синхронно с нами, поскольку действительно интересные картины они разместили у самого входа:

Ева, подбирающая яблоки среди мусора
Адам, в ужасе отказывающийся от яблок
Жизнь и смерть, после Густава Климта

То, что нам обычно пытаются преподать как «современное искусство» — на третьем этаже, в самой глубине здания.  А можно было вообще не размещать! Так мне и видится этот художник или художница, покрывающая серебряной краской эти баночки и тюбики – работа несложная, не требующая ни больших затрат времени, ни таланта, зато художник «имярек» отметился участием в выставке.

А для этой работы понадобилось много времени и усилий. Стены комнаты декорированы фрагментами женских бюстгальтеров, обработанных то ли гипсом, то ли цементом. Возможно, это и имеет какое-то отношение к теме выставки, но мне что-то припоминается список сексуальных расстройств  психики – там это классифицируется как «бельевой фетишизм».

Между этими двумя полюсами  — много разного. Некоторые картины, действительно, как бы осуждают неумеренное потребление и загрязнение окружающей среды.

Другие картины оказались здесь случайно – надо же чем-то заполнять выставку.

А это мы когда-то уже проходили в Советском Союзе: в богатом «обществе потребления» есть люди, которые живут бедно. Почему они бедны? Может быть, это — наркоманы; может быть, это нелегальные иммигранты, которые пришли незваные в надежде отщипнуть свою долю лучшей жизни от пышного израильского пирога? Это все не важно. Каждый из нас должен испытывать стыд за то, что он живет лучше. Тот же самый девиз левых, не изменившийся со времен Шариковых: «Забрать все и поделить поровну».

Мне по-детски понравилась черная комната, покрытая египетскими, масонскими и прочими символами. Выглядит красиво, и интересно все эти символы и надписи рассматривать…

Понравилось не только мне, поскольку люди здесь с удовольствием фотографируются – а это, я думаю,  уже высокая оценка художественного произведения.

В общем, можно сходить на эту выставку и приобщиться к современному искусству и борьбе художников с обществом потребления.

Мы ведь с вами современные люди?

Нужно все знать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *