Хроники «короны». День пятнадцатый

Читать начало

Сегодня 18 сентября. Вечером — канун праздника Рош а-Шана, и начало всеобщего карантина, если я не ошибаюсь. Я-то давно уже сижу в карантине, не выходя из квартиры, поэтому новостные сообщения о введении карантина и возмущении народа по этому поводу,  я читала невнимательно.
У меня сегодня был очень тяжелый день. После того, как накануне вечером температура за полтора-два часа прыгнула до 38 градусов, а потом упала до 35,7, едва ли можно было ожидать чего-то хорошего. Я проснулась в мокрой постели, мокрой рубашке… и как из одного человека может выйти столько пота?! Причем запах у этого пота необычный, какой-то очень неприятный – даже кот недовольно принюхивается и отворачивается.
Кое-как смогла искупаться немного, и на этом мои подвиги закончились. Поднялась температура, и почти весь день держалась чуть ниже 38, и знаменитый акамоль не помогал. Помогает сбить температуру очень неожиданная вещь: нужно начать упорно ходить по квартире в более-менее быстром темпе; и температура очень быстро снижается до нормальной. Мы с мужем обнаружили этот эффект еще в начале болезни; причина этого явления мне неизвестна. Иногда помогает только кратковременно, иногда – на час-два. Но для этого нужны силы, а я большую часть времени чувствую себя очень слабой.
Звонила метапелет. Похоже, что она переносит болезнь немного легче меня, только вечером у нее слабость. Зато проблема с ее другом: его же недели две назад забрали в больницу, в короновирусное отделение. Выписали его через неделю – сбили температуру до нормальной, привезли домой на амбулансе. Мы все думали, что он легко отделался: уже отболел, и все у него в порядке. Оказалось, что он продолжает болеть: у него снова температура, и все признаки болезни в наличии. Его просто выписали из больницы в состоянии временного улучшения. Сейчас человек преклонного возраста с больным сердцем и начинающейся деменцией – один на один с болезнью. Самое страшное здесь – деменция…
Муж ничего толком не рассказывает, чем и как его лечат в больнице. Пару раз сказал, что его предлагали перевести в больницу Ихилов в Тель Авиве, но каждый раз этот разговор заканчивается ничем, и ничего не происходит. Однако, как мне кажется, его голос по телефону стал веселей, и он начал интересоваться обычными делами, которые делал до болезни. Возможно, ему все-таки немного лучше.
Вечером после восьми мне было очень плохо. Температура у меня держалась почти целый день, я уже на это не очень реагирую. Но в этот раз у меня было ощущение, что я теряю сознание. Это хуже всего. У меня есть телефон, по которому я должна звонить, если мне плохо, у меня есть присвоенный мне номер больного, но если я потеряю сознание – кто позвонит? Сидела в кресле, внушала себе, что это – нервное, надо успокоиться, и все пройдет. После того, как стало лучше, начала составлять список вещей, которые мне необходимо взять в больницу – на всякий случай.
Я не хочу в больницу по разным причинам. Одна – я просто думаю, что я не так уж больна и скоро выздоровею, а дома всегда лучше, чем в больнице; да и судя по тому, что говорит муж, не очень там и лечат. Вторая причина – что делать с котом? Ну, оставлю я ему ведро и тазик воды и насыплю весь сухой корм, что есть, но когда мы сможем вернуться – неизвестно. Есть еще одна причина, веская, но очень личная, поэтому я упоминать о ней здесь не буду.
Еще один день я выдержала все-таки и легла спать.

Продолжение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *