Хроники «короны». День семнадцатый

Читать начало

20 сентября. Я отсчитываю дни с того дня, когда признаки болезни появились у мужа. Еще несколько дней после этого я чувствовала себя великолепно, и температура у меня поднялась только вечером 6 сентября; то есть, если считать этот день — 6 сентября – первым, у меня сегодня пятнадцатый день болезни. Я эти дни не считала – какая разница! – просто ждала, когда же, наконец, станет лучше. Не становилось.
Вчера, наконец, почти целый день я чувствовала себя лучше, чем все последнее время, и радовалась. Однако ночью сквозь сон слышала жар и головную боль; думала, что это из-за того, что я еще не выспалась, а утром будет хорошо. Но утром головная боль не прошла, а термометр снова показал температуру 37, 7. Уровень кислорода в крови я с большим трудом измеряю один раз в день – только, чтобы заполнить ежедневную анкету, которую присылает «Маккаби». У меня оказалось два таких прибора, и оба работают крайне плохо – невероятная проблема измерить этот уровень кислорода! Кстати, он у меня постепенно снижается: от очень хорошего значения 98 — в начале болезни, до более-менее приемлемого 92-93 – сейчас.
И все-таки сегодня – для меня знаменательный день. Сейчас, во время праздников, звонков из «Маккаби» меньше, но в будние дни звонили много, в основном волонтеры: я не знаю их функцию – это психологическая поддержка или просто сбор статистических данных, но пользы мне, как больной, от их звонков нет. Гораздо реже звонят медсестры и врачи.
И вот сегодня, наконец, позвонила врач. Как обычно, спросила о здоровье; услышала, что здоровье — без особых изменений в лучшую сторону; и, наконец, сказала: «Хм…хм… у Вас уже пятнадцатый день, и Вы не выздоравливаете… пожалуй, пора начать принимать антибиотик.»
Конечно, мою первую реакцию вы можете представить. Я мысленно выругалась, сказала про себя: « Подумать только, и года не прошло! А я столько мучилась!»
Антибиотик – какой?
А главное – как его получить, если я сижу взаперти дома?
И вдруг я услышала от врача: : «Аугментин»!
Может быть, у меня есть несколько таблеток дома…
Я держала это лекарство для кота – того, который умер полтора года назад от старости. Время от времени он чем-то болел : у него становился черным носик; к врачу-ветеринару кот идти не желал, и я уже знала: нужно растолочь таблетку аугментина, и добавлять понемногу ему порошок в пищу; одной-двух таблеток котику хватало для излечения.
Я добывала это лекарство для кота всеми правдами и неправдами. Да, нам, людям, ни за что не выпишут антибиотик, если мы просим; говорят, что это вредно, и мы вынуждены мучиться, как люди начала 20-го века до изобретения пенициллина. Но!!! Если врачу, и особенно мужчине, сказать чистосердечно, что антибиотик тебе нужен для любимого котика, этот врач расплывается в счастливой умиленной улыбке, рассказывает тебе о своей собаке, и, почти наверное, выпишет для твоего котика антибиотик!
Котик умер полтора года назад. Лекарство могло сохраниться. Я начала искать, и нашла целую коробку – 14 таблеток! Спасибо котику, пусть ему хорошо будет в кошачьем раю!
Врач сказала, что антибиотик нужно принимать 2 раза в день. 7 дней – может быть, этого достаточно.
Когда я разговаривала с врачом, я не знала, что у меня есть лекарство. Она пообещала, что постарается добиться, чтобы «МаккабиФарм» мне доставили, но что-то результата не видно. Можно заказать с доставкой из «СуперФарма», но в последний раз при попытке заказать какое-то лекарство, я не могла доказать сайту «СуперФарма», что мне уже исполнилось 16 лет, и я имею право самостоятельно заказывать лекарства. Я раз за разом вводила дату своего рождения – правильно! – сайт эту дату не принимал, и снова и снова выбрасывал меня к началу оформления заказа.
Сейчас у меня лекарство есть, и я немедленно приняла первую таблетку. Посмотрим, что будет.
Кстати… насчет «и года не прошло» и «можно было бы и раньше». Вскоре после этого я разговаривала по телефону с метапелет, которая уже выздоравливает, и которую во время болезни консультировала ее семейный врач. Оказывается, метапелет спрашивала врача еще раньше: не стоит ли ей попить антибиотик(у нее дома был именно аугментин), и врач ей ответила, что – нельзя. На раннем этапе короновируса это может, наоборот, повредить. А когда мой муж, который находится в больнице в короновирусном отделении, сказал своему лечащему врачу, что его жене, которая находится дома, по телефону приписали антибиотик, эта врач пришла в ужас: «Как?! Без обследования?!»
Вот так нас и лечат. Но все же приходится верить этим врачам, потому что в любом случае они знают больше нас. Эти врачи знают и умеют не все; они – не боги; и эти же врачи, я уверена на 100%, еще и связаны бюджетом больничной кассы – может быть, есть все-таки лучшие лекарства даже для данного случая, чем акамоль и аугментин, но эти лекарства дороже для больничной кассы, а нас, больных, много… И эти врачи все-таки лечат, пытаются лечить нас, как могут. Спасибо им.
Ночью, в пол-первого, снова выносила мусор. Очень удивилась – сегодня в это время выносила мусор не только я. Я встретила двоих молодых мужчин из нашего дома, и оба в это время были в масках! Или среди соседей распространился слух, что в доме есть больная короновирусом(я); или в доме есть больные еще. Не уверена, но мне показалось, что один из выносивших мусор мужчин, кроме обычной медицинской маски, был еще и в кислородной маске с трубками – или перестраховка, или тоже болен.
Больных много; больна не только я.
Будьте осторожны.

Продолжение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *