Вечная молодость Людмилы Гурченко

Она родилась в Харькове в 1935 году.
Отец хотел назвать ее красивым иностранным именем «Люси», но в ЗАГСе не позволили. Не было в Советском Союзе такого имени!
Можно было назвать девочку Кима, Ноябрина, Искра, Владлена, Сталина, Марклена, Октябрина … а Люси – нельзя. В конце концов, был найден компромисс: можно назвать Людмилой; сокращенное имя от Людмилы – Люся.
Отца Люся боготворила всю свою жизнь. Энергичный, веселый и харизматичный человек, потомок смоленских крестьян, не получивший никакого образования, он успел поработать шахтером, приобрести инвалидность; всю оставшуюся жизнь он работал в Харьковской филармонии чем-то вроде массовика-затейника. Сумел жениться на Леночке, матери Люси, несмотря на ее дворянское происхождение. Сумел завоевать симпатию тещи, не забывавшей о своем дворянстве, но уже давно работавшей уборщицей на каком-то заводе.
Главное, чему научил ее отец – никогда не сдаваться, добиваясь намеченной цели.


Его дочь Люся – Людмила Гурченко стала одной из известнейших российских актрис; единственной и неповторимой; красавицей и, как сейчас принято говорить, модной «иконой стиля» в Советском Союзе, существовавшем почти в полной изоляции от всего остального мира.
Она снималась драматических ролях «наших современниц», считавшихся в то время главными в творчестве любой актрисы кинематографа; но ее призванием, ее любовью и радостью была работа в музыкальных фильмах. К сожалению, в то время в Советском Союзе почти не снимали таких фильмов: мюзиклов, музыкальных шоу, ревю, где она могла бы показать все свои дарования: в отличие от большинства других актрис, Людмила Гурченко не только играла, но еще и пела, и танцевала.
Ах, эта Гурченко! Гранд-дама российского кинематографа, прима, дива; в ее упомрачительных нарядах; в шляпках с перьями и вуалетками; с длинными меховыми боа, так небрежно полуспадающими с плеч; с ее чуть надменно-презрительной усмешкой, с которой она смотрит почти со всех фотографий…
Если в советском фильме была роль утонченной французской дамы – большого света или полусвета; рафинированной и чопорной английской аристократки; раскованной певички варьете, иностранной «штучки» с хорошими манерами – такую роль почти всегда играла Гурченко. Конечно: кто же, кроме Гурченко, с ее манерами, ее воспитанием и ее умением носить все эти перья, боа, горжетки и вуалетки?


А в действительности Люся Гурченко, дочь хорошего человека, но необразованного и не слишком искусного баяниста, росла в однокомнатной полуподвальной квартирке в Харькове. В детстве она умирала от голода во время войны; таскала тяжелые ведра с ледяной водой из проруби; во время оккупации воровала на харьковском рынке; зарабатывала деньги концертами в поездах… Травмой на всю жизнь осталось приглашение на день рождения соседских детей: их мать, сочтя Люсю недостойной сидеть за общим столом с другими гостями-детьми, вынесла ей на кухню кусок торта на блюдечке.
Очень много лет она старалась избавиться от харьковского акцента.
Свои роскошные наряды она шила сама: шила и перешивала; покупала что-то в комиссионках и тоже перешивала; из найденных кусков старого кружева и остатков тканей шила фантастические наряды.
Еще до того, как она получила свою первую маленькую квартирку в Москве, она покупала на последние деньги какие-то жирандоли петровских времен с многочисленными бусинками, висюльками и лампочками, антикварные вещицы, которые потом украсят интерьер ее изысканно обставленной квартиры.


А над ее провинциальными простецкими манерами и харьковским диалектом посмеивались коллеги, выросшие в Москве в интеллигентных семьях. В своих мемуарах она пишет, что однажды ее не приняли на работу в один из московских театров, с усмешкой и легким пренебрежением охарактеризовав как «слишком демократичную».
Ее кинематографическая карьера начиналась с головокружительного взлета: она сыграла главную роль в музыкальном фильме «Карнавальная ночь». Это было невероятное везение: на пробах ее просто не заметили. В этой роли начала сниматься другая актриса; утверждают, что что-то у нее не получалось… может быть, тот молодой задор, та искренность во взгляде, оптимизм и энергия, которые должны быть в героине.
Именно тогда, как рассказывала Гурченко, ее случайно встретил в коридоре директор «Мосфильма» Пырьев. Оглянулся; посмотрел заинтересованно; предложил идти за ним… и привел к Эльдару Рязанову, снимавшему «Карнавальную ночь»; Пырьев рекомендовал молодую, никому не известную актрису на роль главной героини.


После выхода на экраны «Карнавальной ночи» срочно был запущен в производство фильм-клон «Девушка с гитарой», сценарий которого был специально написан для Гурченко. Люди охотно шли смотреть фильм «с Гурченко», но такого успеха, как «Карнавальная ночь», этот фильм не имел.
На этом сказка закончилось. Для Людмилы Гурченко наступили серые будни: 10 или даже 15 лет почти полного забвения, «невидимости» для зрителя. Ее перестали приглашать на главные роли; самая большая киностудия Советского Союза «Мосфильм» практически не хотела иметь с ней дела. Она снималась в небольших ролях и эпизодах на киностудиях «Ленфильм», Киностудии им. Довженко, «Таллинфильм». Это был тяжелый период: артист должен играть – для усовершенствования, для самоутверждения, для души… и деньги он тоже должен зарабатывать, поскольку это – его профессия. Гурченко снималась в небольших ролях; в картинах, проходивших почти не замеченными; играла в театрах; выступала в концертах и объездила весь Союз.
Что же произошло, почему вдруг звезду «Карнавальной ночи» вдруг перестали снимать и даже словно бы забыли о ней? Сама Гурченко дает этому не одно, а даже два объяснения.
Первое объяснение: ее вызвал в Министерство культуры какой-то чиновник, и обвинил в том, что ее в «отсутствии патриотизма», «вульгарности», «следовании буржуазным образцам», в том, что она поет «не те песни». После этого началась кампания шельмования и травли ее в печати: «Комсомольской правде», «Огоньке», где ее осуждали за участие в «коммерческих» концертах и погоне за большими деньгами, недостойной советского человека – строителя коммунизма.
Второе объяснение появилось уже как последняя глава книги-автобиографии Гурченко «Аплодисменты». Вероятно, эта глава была написана позже и не входила в первое издание книги в 1987 году, когда Союз еще существовал и еще было неизвестно, что с ним произойдет. В этой главе Гурченко рассказывает о том, что сразу после успеха «Карнавальной ночи», в 1957 году, перед VI Всемирным фестивалем молодёжи и студентов в Москве, к ней обратились сотрудники КГБ и предложили работать на эту организацию параллельно с артистической деятельностью. Она отказалась, и из-за этого впала в немилость.


Возможно и более простое объяснение. После успешной «Карнавальной ночи» и не повторившей этого успеха «Девушки с гитарой» Людмила Гурчено оказалась снова в той самой начальной точке: актрис много; все они равно молоды и красивы; а ролей гораздо меньше. Кого выбрать в этой ситуации? У кого-то мама или папа актеры, и их дети – свои в этой среде; они хорошо знакомы режиссеру будущего фильма. У кого-то – муж-режиссер, который и снимает жену во всех своих фильмах(как было с Любовью Орловой). У кого-то есть друг, влиятельный покровитель. А у кого-то есть только завистники и враги… Кого-то снимают ; кто-то едва удерживается на плаву за счет мелких эпизодов во второстепенных фильмах; кто-то исчезает из этой тусовки, опускается, начинает пить, рано умирает. А кому-то, сжав зубы, удается выплыть. Людмиле Гурченко удалось.
Она начала появляться на телевидении; реакция зрителей была ожидаемой: «Как, это Гурченко? А она еще жива? Что же с ней было все эти годы? А ведь хорошо поет и танцует!»
Это были лучшие времена советского телевидения. Снималось множество музыкальных развлекательных программ, телевизионных музыкальных фильмов. Гурченко снималась во многих из них: «Табачный капитан», «Соломенная шляпка», «Небесные ласточки», «Волшебный фонарь», бенефисы: Савелия Крамарова, Сергея Мартинсона, Ларисы Голубкиной, Андрея Миронова и, наконец – бенефис Людмилы Гурченко.


Наконец, ее признал и советский кинематограф. Она сыграла несколько ролей драматического плана, доказав всем, и, в первую очередь самой себе, что она – серьезная актриса, способная выступать не только в развлекательных программах с музыкой и пением. В 1977 году она получила звание «Народной артистки РСФСР», а в 1983 году – «Народной артистки СССР».
Звания, роли – все это было прекрасно, но… возраст. Столько лет забвения – лучшие годы, молодость! Слава, признание и лучшие роли пришли поздно.

Уже в своих лучших ролях в фильмах «Любимая женщина механика Гаврилова» и «Вокзал для двоих» она снималась в возрасте «под пятьдесят».


Уйти, когда все только начинается?
Нет!
И Людмила Гурченко начала делать пластические операции. Говорят, что первую она сделала в возрасте 38 лет – это приблизительно тогда, когда она начала выходить из забвения. Сколько операций она сделала потом – никто не знает. Она находила пластического хирурга, соглашавшегося сделать ей операцию, когда все остальные уже отказывались из-за того, что слишком много этих операций на ее лице уже было сделано. В последние свои годы иногда она выглядела ужасно; иногда – очень хорошо; но это было уже не ее лицо – лицо той самой Люси Гурченко семидесятых годов. Она говорила: « Лицо – это мой рабочий инструмент. Зрители хотят видеть героиню красивой»; и продолжала делать эти операции.


Не только лицо: всю жизнь – объем талии – 56 см; вес – 58 кг; и это при росте 173 см. Говорят о знаменитой, чудодейственной диете Людмилы Гурченко; ничего особенного в этой диете нет, просто – жесточайшая самодисциплина. Принцип: не есть больше, чем нужно для нормального функционирования тела и разума. Это трудно выдержать; гораздо легче каждый вечер садиться перед телевизором с пакетом чипсов в руках… а потом разыскивать в интернете чудодейственную диету Людмилы Гурченко.
Людмила Гурчено была хорошей актрисой и красивой женщиной.


Мужья? Конечно: красивая женщина, долгая жизнь. У нее было шесть мужей: с каждым из первых четырех она жила два-три года и расставалась – что-то не складывалось; с двумя последними жила долго – с пятым – 18 лет; с шестым – тоже 18 лет, до самой своей смерти.
Во втором браке родила дочь. Сама Гурченко признавалась: «Мать из меня – никакая. Нужно или работать, или воспитывать детей.» Для нее главной была работа; дочь воспитывала бабушка.
Кроме ролей, Людмила Гурченко оставила несколько книг мемуаров: о Марке Бернесе, об Олеге Дале. Три книги воспоминаний о своей жизни: «Мое взрослое детство», «Аплодисменты» и «Люся, стоп!» Две первых книги интересны; последняя – не очень: в ней выплеснулась вся боль и обида покинутой женщины. В основном книга посвящена расставанию с пятым мужем: не она оставила его, а он – ее. Такую женщину, такую актрису – бросил муж?! Это был удар по гордости, который она очень тяжело переживала. Наверное, все ей написанное – правда; но не следует забывать, что в каждом конфликте – две стороны; и у каждой стороны – своя правда. Не нам их судить.


Ее артистическая карьера была долгой. Актриса Людмила Гурченко сумела перешагнуть из 20-го в 21-й век. Она не осталась иконой давно прошедших лет в образе сухонькой старомодной старушки; она успела освоить новые образы, новые прически, новые модели одежды, пришедшие вместе с новым временем. Она была современна любому времени.


Она была вечно молода, и действительно казалась вечной. Шутили, что она еще будет отмечать 100-летие своей первой роли в «Карнавальной ночи».
Не получилось.
Она умерла в холодном феврале 2011 года в возрасте 76-ти лет.


Она была самой «несоветской» из советских актрис. В стране, которой не нужны были красивые женщины, а были нужны передовики производства – она была красивой женщиной. В стране, где «не было секса» она была сексуальной. В стране, где люди были всегда серьезны и хмуры, она дарила своим зрителям веселье и радость.
Спасибо Людмиле Гурченко за все.

«О милых спутниках, которые наш свет
Своим сопутствием для нас животворили,
Не говори с тоской: их нет;
Но с благодарностию: были.»

Спасибо за то, что она была…

Фотографии из свободных источников интернета.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *