Манифест воинствующего кошатника

До меня, нового участника блога «Ботинок», дошли сведения (возможно, и не соответствующие истине?), о том, что все участники сообщества разделяются на две противоборствующие партии: кошатников и антикошатников. Поэтому, как полноправный участник сообщества, спешу заявить о своей принадлежности к партии кошатников(сиречь: котофилы, котоманы и пр.).

Основания:

  • я твердо уверена, что в прошедшей жизни  была кошкой, ибо при виде любого, самого захудалого представителя кошачьего сословия я млею и таю от счастья, чего вовсе не происходит при встрече с незнакомыми представителями рода человеческого;
  • кроме того, мое кошачье происхождение доказывают истинно кошачья лень, а также осознание того, что единственное занятие на свете, на которое стоит тратить время и силы – это вылизывание и чистка собственной шкурки и прочие процедуры, направленные на поддержание приятной кошачьей внешности;
  • еще одним несомненным доказательством моей принадлежности к кошатникам является наличие у меня рыжего кота Афанасия подлинно дворянского происхождения, а именно из двора одного из домов хайфского района Кирьят-Шпринцак.

 Представляя «Ботинку» своего Афоню, кратко излагаю его биографию.
Афоня – последний уцелевший из выводка нерадивой мамаши-кошки, которого она толкнула мне под ноги с громким мявом, который явно означал: «Спасай, а то и этот умрет!».  Когда я принесла котенка домой, оказалось, что он не умеет ни есть, ни пить; но все попытки  напоить его молоком из пипетки он решительно отвергал. Но жить Афоня  все-таки хотел, поэтому всему необходимому он научился за один день. За два последующих дня, не умея толком ходить, он обследовал все закутки нашей квартиры, за что и получил имя в честь русского первопроходца Афанасия Никитина.

Афоня – дитя  2-ой Ливанской войны. Вообще-то он кот отважный и решительный, но боится  громких звуков, шума, стуков, выстрелов и особенно сирены. Это является результатом стресса, полученного им при падении ракеты на улицу Гесс, неподалеку от нас. В тот раз  во время воздушной тревоги, когда мы все сидели в относительно защищенной комнате, Афоня, которому было 3 или 4 месяца, вырвался из моих рук  и вальяжной походкой, помахивая хвостом, направился в сторону балкона. Всем своим видом ребенок заявлял: «Надоели мне ваши дурацкие игры в прятки!»  И в этот момент упала ракета. Грохот был адский. Когда мы подняли втянутые в плечи головы, оказалось, что дрожащий  Афоня уже лежит под моим стулом. С тех пор Афоня боится громких звуков.

Сейчас Афоне уже больше двух лет. Осознав свой возраст и силу, он ведет со мной перманентную борьбу за власть. Власть он понимает как право забираться на кухонный стол и лично руководить дележкой мяса по принципу: Афоне много, больше, еще больше… а остальным – что останется. Пока власть еще в моих руках, но, честно говоря, удерживать ее о-ч-ч-ень нелегко!

Заканчивая, выражаю надежду, что мы с Афоней будем приняты в партию кошатников блога  «Ботинок» полноправными членами.

2008г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *