33 котенка с атолла Мяу-Мяу. Часть 10. Багира

Она была совершенно черной, без малейшего белого пятнышка. А еще она была очень любопытной, независимой и самостоятельной. Она, наверное, не пропала бы и на улице; но милую малышку почти сразу же нашла женщина, которая назвала ее Багирой.
Дом без кошки – это не дом; он пуст и неуютен. Кошка одним своим присутствием оживляет пустую квартиру, превращает ее в настоящий теплый ДОМ, где мирное кошачье мурлыканье скрепляет человеческую семью, наполняет ее любовью. Так думала женщина, в доме которой не хватало тепла и любви.
Это была не очень счастливая семья, а точнее – очень несчастная. Здесь хозяйничала болезнь, от которой люди чаще всего умирают. Самый старый член семьи, бабушка, перенесла операцию и осталась жить; сейчас ее дочь – женщина, подобравшая Багиру – проходила химиотерапию. В этом районе многие болели и умирали: старожилы города говорили, что много лет назад при строительстве этого района применялись материалы, которые впоследствии признали канцерогенными. А может быть, это были просто слухи и выдумки…
В этой квартире не было слышно счастливого смеха и даже веселой музыки; даже сын-подросток вместо рока, рэпа или джаза включал записи псалмов. Семья исступленно молилась о спасении матери. Бабушке о болезни дочери не говорили, боясь, что она не выдержит этого известия. И бабушка, со всем эгоизмом, какой бывает порой у очень старых людей, нагнетала обстановку, как могла: постоянно обиженная, она жаловалась на невнимание к ней, на плохое питание, на неудобную одежду, на жаркую погоду… и на все, на что только можно обижаться и жаловаться.
И в эту семью, отмеченную черным роком болезни, слез и взаимных претензий, попала маленькая Багира. Хозяйке хотелось, чтобы кошечка сплотила семью и внесла в нее тепло и любовь одним своим присутствием, но так не получилось. Все люди были заняты своими делами и проблемами, и ни у кого не было времени приласкать маленького испуганного котенка, внезапно попавшего в семью. А бабушка просто боялась черной кошечки, старалась избегать встреч с ней и твердила, что «черная кошка накличет на дом несчастье».
Кошка чувствовала себя одинокой и нелюбимой, запертой в квартире, где существовало множество ограничений. В комнату бабушки входить было нельзя; в комнату сына – тоже; нельзя было лежать на диване, на кровати и на всех других предметах мебели; из квартиры выходить тоже не разрешалось. Кошка часто сидела на окне и смотрела вниз, на волю… И, наконец, она не выдержала: однажды, когда широко открылась дверь, пропуская кого-то из входящих, кошка выскочила из квартиры и опрометью помчалась по лестнице вниз.
Хозяйка несколько дней выходила, звала сбежавшую кошку, пыталась приманить ее прихваченным с собой лакомым кусочком. Багира слышала голос женщины, но не выходила из укрытия: она не хотела возвращаться. А потом она ушла подальше от бывшего дома, потом еще дальше и дальше. Ее ничто не привязывало к тому дому, и она не хотела, чтобы ее нашли и снова заперли в квартире.
Ей было хорошо на воле. Она была молодой, умной, здоровой кошкой. У нее не было проблем с едой: она знала все площадки, где добрые люди подкармливали кошек; кроме этого, она ловила мышей или ящериц. Она легко находила укромные места для отдыха, и иногда спала прямо на ветке большого дерева. Люди, которые пытались ее иногда приласкать, морщились: «Какая-то ты странная, как дикая… у тебя такая жесткая шерсть, не как у всех кошек… даже погладить неприятно…» Но кошку это не волновало: в отличие от людей, соплеменников ее жесткая шерсть не смущала; коты ее любили, и она их тоже.
Когда ей пришло время рожать, она нашла для этого великолепное место. В маленький, закрытый от улицы высокой стеной садик, выходила только одна дверь из квартиры, где жила одинокая женщина. Женщина целый день что-то делала в квартире, гости приходили к ней редко, и еще реже она выходила в свой садик – иногда вечером пила чашку кофе в тишине.
Багира устроилась в забытом ящике в дальнем углу садика и легко произвела на свет потомство. Она нежно заботилась о котятах, целыми днями их кормила, умывала и чистила. Маленькие котята, у которых еще не открылись глазки, весь день спали, и Багира через несколько дней даже стала отлучаться ненадолго, чтобы найти какую-нибудь пищу для себя.
Однажды вечером она немного задержалась, и тогда произошла трагедия. Кто-то из котят, проголодавшись, проснулся и стал пищать, не находя маму. В этот момент в садик вышла женщина – хозяйка квартиры, которая до того и не подозревала о том, что кошка с новорожденными котятами нашла приют в ее тихом садике. Женщина, прислушавшись к тихому писку, обнаружила котят, и начала громко кричать: «Что?! Что ЭТО?! Гадость! Гадость! Гадость!» Схватив ящик с котятами, она пронесла его через квартиру к выходу и, размахнувшись изо всех сил, швырнула на улицу – прямо под колеса проезжающих машин. Вернувшаяся Багира не знала, что произошло. Она обнаружила трупики своих детей на улице: кто-то из них ушибся и умер сразу при падении на мостовую, кого-то раздавили машины, водители которых не видели в темноте, что на дороге есть что-то живое.


Кошка тосковала несколько дней. Ей все казалось, что откуда-то издалека она слышит писк своих котят – живых! – и она искала их, но не находила. Но прошло время, и она успокоилась. Жизнь продолжалась.
Прошел год, и однажды весной Багира почувствовала толчки в своем ставшем тяжелым животе; она поняла, что нужно снова искать укромное место, где будет спокойно и безопасно и ей, и ее маленьким детям. Она искала, но так и не нашла места лучше того, где она родила котят в прошлом году. Кошка снова пробралась в маленький садик за высокой стеной, и в дальнем уголке, в том же забытом ящике устроила себе новое гнездо.
Котята у нее родились замечательные. Только один был черный, как мама; трое – белые с черными пятнами, а один – весь белый, как тот белый и пушистый кот, с которым у нее была любовь в этом году. Она кормила их и умывала, и в этот раз не отлучалась от них ни на минуту. Голод мучил ее все сильнее; кошка чувствовала, что слабеет, но оставить котят одних не решалась. Только один раз ей удалось поесть, когда однажды ночью она поймала небольшую змейку, каким-то образом пробравшуюся в садик, несмотря на высокие стены.
У ее прекрасных котят открылись глазки, они росли. Скоро они начнут ползать, а потом и ходить, и тогда она сможет их увести отсюда туда, где она обычно обитала: обманчивой тишине и покою этого места Багира инстинктивно не доверяла.
И, наконец, настал день, когда хозяйка квартиры, решившая выпить чашку кофе на свежем воздухе, услышала подозрительный шорох и обнаружила кошку с котятами. «Опять! Опять! Эта гадость! Гадость!!!» — кричала она. Все котята были чистые и здоровые, и очень красивые, как казалось их матери. Почему же они – гадость?! Кошка поняла, что эта женщина – враг ей и ее котятам, и приготовилась к сражению. Она прижала уши к голове, выгнула спину, оскалила зубы, и, зашипев, приготовилась прыгнуть и вцепиться в лицо врага.
Встретившись с горящим яростью взглядом кошки, женщина испугалась. Она отступила и ушла, даже не тронув Багиру и ее детей. Кошка расслабилась, и, успокаиваясь, снова начала умывать детей, проверяя, все ли с ними в порядке. Она прислушивалась, пытаясь понять, что женщина делает в своей квартире. Женщина громко разговаривала с кем-то, хотя Багира была уверена, что в квартире никого нет, кроме самой хозяйки.
А через некоторое время в квартире действительно послышались чужие голоса, и в садик из квартиры вместе с хозяйкой вышли еще две женщины. На руках у них были плотные рукавицы, и они принесли с собой клетки. Хозяйка продолжала рассказывать: «Вы понимаете, я вообще терпеть не могу кошек, а здесь их целое гнездо! У меня своих детей никогда не было, а здесь эти кошачьи! Они копошатся, копошатся… мне так противно… такая гадость!» Пришедшие женщины успокаивали хозяйку: «Не волнуйтесь, мы их заберем.»
Одна из женщин подошла к ощетинившейся кошке. Она не делала резких движений, а голос ее был тихим и ласковым. «Не бойся, милая. Мы ничего плохого не сделаем ни тебе, ни твоим котятам. Здесь неподходящее место для вас. Мы отвезем вас в приют. Там чисто, спокойно, там есть еда. А потом найдутся для вас добрые хозяева, которые возьмут вас к себе, и будут вас любить. У вас всегда будет теплый дом и много еды». Кошка, завороженная добротой, звучавшей в голосе, расслабилась. Женщина осторожно протянула руку и погладила Багиру, а потом той же рукой быстро и крепко прижала ее к земле. В это время вторая женщина быстро собрала котят и положила их в клетку.
Багира вырвалась и, оскалив клыки, отскочила в угол. Ее обманули, ее котят забрали, но она не пойдет в клетку!
Ласковый голос продолжал уговаривать: «Милая, милая, не сопротивляйся. Идем к нам, тебе будет хорошо, у тебя всегда будет вдоволь еды!» Опытные женщины из приюта для животных видели много бездомных кошек и собак, умели с ними обращаться и были уверены, что им удастся забрать в приют и эту кошку.
Багира, рыча, освобождалась от силы гипнотизирующего ласкового голоса. В приют? А потом снова к каким-то хозяевам, где нельзя одно, нельзя другое, а уж на улице вообще гулять нельзя? Нет! Пусть она не всегда будет сыта – кто сказал, что есть нужно обязательно каждый день? И пусть когда-то ей будет холодно, пусть она когда-то промокнет под дождем – что в этом страшного? Но она будет свободной, она всегда будет одинокой свободной кошкой – той самой «кошкой, которая гуляет сама по себе»! Она прыгнула – так высоко, что пролетела над головами всех женщин; влетев в квартиру, начала метаться в поисках выхода, круша все вазочки, рамочки и статуэтки; наконец, нашла выход; таким же огромным прыжком выскочила на улицу и исчезла навсегда.
Работницы приюта для животных забрали котят; им нашли хороших хозяев, и они, конечно же, выросли милыми и счастливыми домашними кошечками и котиками.
Хозяйка квартиры с садиком, которая за всю свою долгую жизнь так и не научилась никого любить, спокойно пьет свою чашку кофе, наслаждаясь вечерней прохладой в садике.
А где-то живет Багира…
Она свободна и счастлива.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *