Париж. Прогулка вторая и все последующие

Париж существует с середины третьего века до нашей эры. За это время Париж был и скромным поселением кельтского племени паризиев;  был римской колонией, столь мелкой и незначительной, что вождь гуннов Аттила счел женщин этого городишки недостойными даже изнасилования, и увел своих воинов прочь.

Затем Париж был грязным и зловонным средневековым городом, в темноте закоулков которого скрывались воры и убийцы… вроде известного французского поэта Франсуа Вийона.
«В урочный час и в неурочный
Ломись в корчму, бесчинствуй, пей,
Пугай округу бранью сочной,
В картежных схватках не робей
И, коль не хватит козырей,
Не медли передернуть кстати,
А выигрыша не жалей,
Все в кабаках на девок тратя.»
   Франсуа Вийон

Многие улицы средневекового Парижа носили очень колоритные названия: забавные, странные, и, очень часто, неприличные – на наш современный взгляд:  Улица Кота-Рыболова, Улица Скверных Слов,  Улица Большого Сброда и Улица Малого Сброда, Улица Опрокинутой Монашки… Дальше я продолжать не буду: мое старомодное хорошее воспитание ну никак не позволяет  повторить несколько следующих названий.  Желающие могут обратиться к книге  Э.Хасси «Париж. Анатомия великого города», стр. 258. Самые нескромные названия там частично заменены точками, тем не менее  легко позволяющими догадаться, что имеется в виду.

Кстати, книга Хасси интересна и содержит очень много разносторонней информации, но при этом есть в этой книге небольная «червоточинка»: она полностью оправдывает подзаголовок «Анатомия великого  города»; впечатление такое, что писал эту книгу патологоанатом:  чувствуется не любовь к предмету изучения, а холодное безразличие и даже, пожалуй, легкая брезгливость. После чтения этой книги у меня возникло неприязненное отношение к городу, которого я еще не видела; но эта неприязнь и недоверие очень быстро прошли, когда я увидела  Париж своими глазами.

Нынешний Париж – это гармоничный ансамбль улиц и бульваров, где роскошные здания середины 19 века изредка  перемежаются хорошо отреставрированными  старинными. Поражает именно эта цельность ансамбля, всеобщая красота ВСЕХ зданий и ВСЕХ улиц центра столицы. Этим нынешний Париж обязан двум людям: императору Франции Наполеону Третьему и барону Осману, назначенному им префектом департамента Сена.

Мне уже приходилось недобрым словом поминать учебники истории советской школы. Понятно, что российская история излагалась в них так, как того требовало учение марксизма-ленинизма: политика есть политика, и гражданам любой страны официальная пропаганда внушает, что они живут в самой лучшей стране с самым лучшим государственным строем. Но историю Франции-то для чего нужно было искажать?! Главным событием истории Франции, как нас учили, являлась Великая Французская революция;  о Наполеоне Бонапарте, который после этой революции создал Французскую Империю, умолчать было невозможно: Россия пережила тяжелую войну, отразив нашествие Бонапарта…  Затем снова была революция – 1830 год! Затем снова – 1848! Затем – о, радость! – первый в истории пример диктатуры пролетариата – Парижская Коммуна! О тех, кого свергали в результате этих революций, советские учебники истории говорили мало и невнятно. О Наполеоне Третьем   учебники, кажется даже не считали нужным сообщать:  подумаешь, анахронизм какой-то, затесался некий император среди всех победоносных революций… Да что он такого совершил?

Я недостаточно знаю историю Франции, чтобы знать, что он еще совершил, но того, что я увидела в Париже, для меня достаточно, чтобы испытывать к нему благодарность – благодарность туриста, который может наслаждаться прогулкой по красивейшему городу мира.

Но, я думаю, также и многие парижане 19 века были благодарны императору, избавившему их от «прелестей» переселенного  средневекового города с узкими кривыми улочками, где царили антисанитария и эпидемии. Эти парижане получили возможность жить в современном(для средины 19 века) городе, соответствовавшем быстрым темпам развития населения и промышленности, улицы которого были приспособлены к оживлённому уличному движению и новым видам транспорта. Конечно, были и возражения, и протесты, авторы которых настаивали на громадной исторической ценности попавших под снос зданий и улиц. Жаль старину, конечно жаль…но всегда почему-то жалеют эти старинные здания те люди, которые в них не живут. Многое снесли, прокладывая новые широкие проспекты и бульвары. Но, как мы видим сегодня, многое все-таки уцелело! Ниже – фотографии тех же самых парижских улиц до и после “османизации Парижа”(как назвали впоследствии эти грандиозные градостроительные работы).

В дополнение к этому похвальному слову стоит сказать о том, что Наполеон Третий  не только распорядился начать перестройку Парижа, но и сам контролировал чертежи, по которым перестраивался  город.  А барон Осман, возглавлявший перестройку города, и распоряжавшийся немалыми суммами, был настолько честен, что не только не обогатился «рядом с такими деньгами», но и и умер едва ли не в нищете.  Именем  барона Жоржа Эжена Османа, придавшего Парижу современный облик, назван один из бульваров Парижа. Таким образом, история все расставила по своим местам.

И в заключение – – фотографии Парижа.

Примечание: фото № 11 и 12(парижские улицы до реконструкции и после) взяты отсюда; № 8,9,13 – из Википедии; остальные фотографии – автора. Водяные знаки стоят только на лучших, по мнению автора, фотографиях, так как одна из лучших фотографий предыдущего поста уже пошла гулять по Сети как общенародное достояние, без ссылки на источник.