Подарок к 8 марта

Выбрать подарок любимой женщине к празднику 8 марта непросто, но возможно. Есть какая-никакая информация о вкусах и пожеланиях получательницы подарка, иногда и прямой намек… А если нужно поздравить с праздником женщин-коллег по работе? Чаще всего – очень разных женщин. Никто не покупает в этом случае индивидуальные подарки; дарят что-нибудь универсальное, а иногда – что просто попалось на глаза. Конечно, «не дорог подарок – дорого внимание», но какие-то подарки покупать нужно… А, может быть, не нужно? Есть и такая точка зрения.
Покупать подарки нужно! Об этом – история, которая началась много десятилетий назад , и которая не закончилась и сегодня.
История эта началась в столь давние, незапамятные времена, что происходило это на территории давно исчезнувшего государства – Советского Союза. В одном большом конструкторском бюро, как и каждый год до того, как и каждый год – после, поздравляли женщин с Международным Женским днем 8 марта.
Конструкторское бюро делилось на множество небольших отделов и отдельчиков, и в каждом из них женщинам покупались разные подарки – в меру фантазии покупавших подарки мужчин; но, все-таки, эти мелочи и безделушки принципиально друг от друга не отличались.
И вдруг по всему большому учреждению начал распространяться слух: в одном из небольших отделов женщинам подарили нечто особенное. Вскоре в этот отдел началось паломничество: любопытствующие приходили поодиночке и целыми экскурсиями; кто-то сразу говорил: «Показывайте!», а кто-то, не признаваясь в цели своего прихода, задавал какой-то деловой вопрос, а сам любопытным глазом косил в сторону окна.
А на окне…
На окне красовалась большая коробка с набором из 6-ти(по количеству женщин в отделе) мельхиоровых столовых ложек, к которой красивым веером были прикреплены шесть открыток с розочками и добрыми пожеланиями. Где-то на периферии коробки обреталось еще шесть небольших красивых солонок, но они меркли рядом с ложками, которые ярко сияли на весеннем солнце, щедро заливавшем своим светом подоконник.
Столовые приборы из мельхиора в советское время приравнивались к дореволюционному столовому серебру; их доставали из сервантов вместе с хрусталем только в торжественных случаях и на большие праздники; для ежедневного использования они были не слишком пригодны: красивые, но чаще всего очень тяжелые. Одна мельхиоровая ложка, полученная в подарок – это была просто красивая безделушка… но, все-таки, как же они были красивы, эти шесть мельхиоровых ложек, сияющих на весеннем солнце! Ни у одной из шести женщин не поднялась рука забрать «свою» ложку; так и стояла коробка с ними на окне до вечера.
Постепенно выяснилась и предыстория подарка. Из немногих мужчин отдела был выбран и отправлен на поиски подарка для женщин самый незанятый, не обремененный еще семьей и детьми Валентин.
Валентин не был зеленым юнцом, и вполне бы мог иметь свою семью, но как-то все не складывалось… Почему-то везде, где бы он ни работал, над ним посмеивались, шутили – по-доброму или по-злому; он всегда был объектом карикатур, юмористических стишков и даже целых поэм. При этом парень не очень обижался на насмешки; он даже собирал все карикатуры и стихи о себе в большую папку, содержимое которой охотно демонстрировал интересующимся. У девушек он успехом не пользовался; впрочем, рассказывали, что был единственный случай, когда в него до безумия влюбилась некая молодая девушка и настойчиво его преследовала своим вниманием и любовью… а он прятался от нее. Единственная девушка, которой он был нужен, не понравилась ему; а те девушки, которые ему нравились, в лучшем случае были к нему равнодушны; в худшем — насмехались над ним.
Дальнейшее стало известно из рассказа Катьки из соседнего отдела. По ее словам, Валентин накануне праздника задумчиво стоял посредине местного универмага, когда она на него наткнулась. «Что ты здесь делаешь?» — спросила она. Выяснив, что он сник и растерялся от непосильности порученной задачи – выбрать и купить подарки женщинам отдела, Катька засмеялась: «Подумаешь, проблема! Купи им по ложке!». При этом, как она говорила, она имела в виду деревянные сувенирные ложки «под Хохлому», но Валентин, ухватившись за спасительное слово «ложка», решительно направился в отдел, торгующий ложками-вилками, и купил этот набор мельхиоровых ложек.
В конце рабочего дня женщины разобрали ложки из набора; принесла свою ложку домой и я. Дома уже были мельхиоровые ложки, тяжелые и неудобные. На удивление, эта — подаренная — ложка оказалась необычайно удобной; она не была тяжелой; ей было легко и приятно есть; и при этом она была красива… Я привыкла к ней, как к родной, и стала есть первое блюдо только этой ложкой.
Всем родным, друзьям и знакомым, появлявшимся в моем доме, я очень внятно и доходчиво объясняла, что это – МОЯ ЛОЖКА, и только МОЯ. Все поползновения на использование этой ложки кем-то другим решительно пресекались.


А время шло.
Наше большое конструкторское бюро претерпело множество реорганизаций и изменений, пока не превратилось в маленькую фирмочку, не то производящую, не то просто продающую что-то неопределенное.
Все мы разбежались в разные стороны.
Валентин ушел из нашего отдела первым; доходили слухи, что и на новом месте у него не складывалась ни карьера, ни жизнь. Говорили, что он так и остался одинок; говорили, что выпивал, опустился. Следы его затерялись.
Прошло много лет – несколько десятилетий.
В чем измеряется женская жизнь? Две потерянных лучших подруги, два мужа, два кота, две страны… но МОЯ ЛОЖКА была всегда со мной все эти годы. Каждый день, если я обедаю дома, я беру в руки эту ложку, и почти каждый раз при этом вспоминаю тот весенний день 8 марта, то яркое мартовское солнце, и того Валентина – безразличного мне и тогда, и сейчас, но из-за этой ложки запомнившегося навечно…
Вы хотите, чтобы вас помнили вечно?
Дарите женщинам подарки!
Может быть, вам повезет, и вы сумеете выбрать и подарить вещь, из-за которой вас будут помнить всю жизнь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *