Хайфа. Немного истории

«Мне нравится Хайфа. Особенно старая. Нравятся выложенные белым камнем, потемневшие от времени дома. Некоторые из них, увитые плющом, похожи на загадочные замки, и чудится, что нет-нет, да выглянет, отодвинув занавеску, из-за стрельчатого окна, восточная красавица. Нравятся тяжело изгибающиеся улицы, что поднимаются вверх, нередко соединяясь между собой ступенями лестниц причудливо изъеденными временем и отполированными подошвами тысяч ног, касавшихся их в течение десятилетий. Нравится и само название. Мягко-тягучее, со сладковатым привкусом, появляющемся тогда, когда его произносишь нараспев, с ударением на последнем слоге — «Хей-фа`».
Эта Хейфа хороша в любое время суток: и ранним утром, встречающим первых пешеходов мокрым (из-за колоссальной влажности воздуха) асфальтом, и ярким днем, играющим солнечными бликами на куполе бахайского храма, и розовым вечерним закатом, когда раскаленный солнечный диск, уходя за горизонт, окрашивает море в удивительный, непередаваемый словами, цвет. Но, на мой взгляд, особенно привлекательна она ночью, опоясанная гигантским ожерельем из тысяч огоньков-бусинок, бегущих наперегонки с вершины Кармеля и ныряющих в море. Хочешь — не хочешь, а, глядя на нее, невольно становишься поэтом.»( Яровинская Татьяна «Хайфа. Немного истории»)

 

Вид с горы Кармель на Хайфский залив, 30-е годы 20 века
Вид с горы Кармель на Хайский залив, 2011-й год

Специалисты в области топонимики расходятся во мнениях. Одни считают, что «Хайфа» происходит от словосочетания «хоф яфе», т.е. «красивый берег». Другие утверждают, что это придумка одного из рыбаков, построившего на берегу лачугу и самоутвердившегося высказыванием «хай по», т.е. «был здесь». Есть еще версия о том, что это слово происходит от слова «хупа», ибо гора, нависающая над окрестностями города, чем-то напоминает свадебный балдахин. (Здесь надо напомнить, что в иврите «Ф» порой переходит в «П» и наоборот).
А может быть, истоки следует искать в корне слова «лихапот», означающего в переводе «укрывать», ибо это место, действительно, было идеальным для города, раскинувшегося между горами и заливом, рядом с двумя долинами (Звулоном — на север и Приморской — на юг), расходящимися от хребта Кармеля, упирающегося в море. Впрочем, какая разница? Главное то, что имя прижилось и слилось с обликом города. А имя, как известно, немаловажный фактор для дальнейшей судьбы.

По сравнению с другими городами региона Хайфа не так уж стара. Первые сведения о ней в Талмуде относятся ко второй половине III века. Но, вполне возможно, что евреи начали селиться здесь, равно как и в Галилее, после разрушения Второго храма, когда Иудея стала для них закрыта. В VII веке сюда пришли арабы. И о том, что происходило в этих краях на протяжении 400 лет неизвестно, ибо вновь фигурировать в религиозных трактатах этот город начал лишь в XI веке. А столетие спустя, на Святую Землю пришли крестоносцы. Пришли как завоеватели. Несмотря на упорное сопротивление евреев, их стойкость и мужество, Хайфа, атакованная как с моря, так и с суши, пала. Все ее жители, от мала до велика, были уничтожены. Добро (золотая и серебряная утварь, богатая одежда, зерно, оливковое масло), погруженное на взятых здесь же мулов и лошадей, вывезено.

Последующие сто лет она переходила поочередно из рук христиан в руки мусульман и наоборот. Сначала крестоносцев вытеснил Саладин (Салахад-дин), египетский султан, боровшийся с неверными, захватившими палестинские земли, через несколько лет ее отвоевал Ричард Львиное Сердце, от которого она вновь перешла к мусульманам. Город, как таковой, прекратил свое существование, пришел в упадок, превратившись в небольшую рыбацкую деревушку.
Вновь возродилась Хайфа в XVIII веке при новом властителе, бедуинском шейхе Захире-аль-Омаре. Обнесенная высокими стенами, она стала торговым центором с главной улицей Яффо, соединявшей два въезда в город: через аккские ворота и через яффские.
Естественно, основную массу населения там составляли арабы. Но было немало и евреев, потому что Захир не только не препятствовал их обоснованию, а, наоборот, поощряя развитие ремесел и торговли, раздавал земли льготы всем, желавшим поселиться в его владениях. Такая политика продолжалась и после его смерти.
А в 1799 году Хайфа вновь попала в зависимость. На этот раз к Наполеону Бонапарту, который подошел к ней по пути в Акко. Жители города, не желая воевать, сдали его без боя. Что это дало? То, что город не был разрушен как Акко, выдержавший осаду, но пострадавший настолько, что из него многие люди вынуждены были перебраться оттуда в другие места.
Когда в середине XIX века в городе открылись английское, русское, французское и австрийское консульства, сюда начали прибывать темплеры (не путать с тамплиерами!), члены одной из христианских сект. Так вырос новый район — Мошава Германит, где обосновалась немецкая колония, сделавшая очень много для развития города.

В ту пору население Хайфы складывалось в основном из четырех составляющих: арабов-мусульман, арабов-христиан, немцев и евреев. Евреи, в свою очередь, делились на три группы: коренное население, выходцы из Северной Африки и Турции, представители Первой и Второй алии из европейских стран, в основном из России.


Среди европейских евреев встречались зажиточные, которые могли позволить себе приобрести земли вокруг центра города. В покупку земель вкладывались так же инвестиции крупных промышленных и финансовых магнатов.
После окончания Первой мировой войны закончилось владычество турок. На Палестину получила мандат Британия. При англичанах Хайфа стала мощной военной базой и промышленным центром подмандатной территории, портовым городом, через который шла железнодорожная магистраль, соединявшая Египет с Ливаном. Были здесь и аэропорт, и электростанция, построенная Петром Рутенбергом.

Развитие порта и строительство нефтепровода, усилив приток в Хайфу капитала, повлекло к глобальному изменению географии города. В частности осушили береговую полосу и проложили в деловой части центральную улицу — Дерех-ха-Малахим, ставшую впоследствии называться Ацмаут.
Внесли свои коррективы и 20-30 годы прошлого века, когда началась массовая застройка. Она дала интересный расклад внутригородской миграции: арабы стали спускаться вниз, селясь в районе железнодорожной станции, а евреи, которых становится все больше и больше, поднимались вверх по склону Кармеля.
Прокладывались городские улицы, опоясывающие гору параллелями и поднимающиеся вверх по склону меридианами, закладывались скверы. Для планировки Адара специально был приглашен из Германии талантливый архитектор Кауфман. Хайфа обустраивалась, принимая все более и более европейский вид.

С тех пор пошло много лет. Город, вместе со страной, пережил немало разных событий, что естественно, не могло не отразиться на его облике. И сегодня это — весьма своеобразный город, где, как уже подчеркивалось, старина сочетается с современностью, а Запад с Востоком.( «Немного истории.»Татьяна Яровинская)

Немного «живой» истории

История… Это что-то очень серьезное, тяжеловесное, медленно и трудно читающееся… Мы отвыкли читать серьезные книги. Почитать бы что-нибудь полегче, чтобы не отягчать озабоченную повседневными проблемами голову; что-нибудь, что можно читать, одновременно разжевывая бутерброд и запивая его чашкой кофе, посматривая в сторону телевизора, где идет не слишком интересная передача, и прислушиваясь одновременно: что там, в соседней комнате, делают дети? Такова наша сегодняшняя жизнь. Честно говоря, и у меня уже несколько лет лежит дома большая книга по истории Государства Израиль; каждый раз, начиная ее читать, я никак не могу прочесть дальше третьей главы. Да, я там прочла в главе первой… или второй… об освобождении британской армией Палестины от турецкого владычества в 1918 году. Старая история. Но после этих снимков для меня история ожила и наполнилась красками.

Британская армия освобождает Хайфу: англичане (точнее – индийская кавалерия) 23 сентября 1918 года на площади Хамра, ныне – Парижская площадь («кикар париз»).

-

Современные кадры.
23 сентября 2013 года: английское военное кладбище в Хайфе, торжественная ежегодная церемония памяти павших при освобождении Хайфы индийских содат. Участники церемонии: командующий силами ООН по наблюдению за разъединением на Голанах (UNDOF) – генерал индийской армии и расквартированная там же индийская рота, а также работники посольства Индии в Израиле и специально прибывшие на церемонию в Хайфу члены индийского парламента.

-

-

Почти сто лет… В Хайфе и в Дели.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *